СПРОС НА ШХЕРЫ ВОЗРОС

При нынешней скорости застройки Ладожских шхер там скоро негде будет убирать мусор

Один из волонтеров лагеря «Чистая Ладога» задал вопрос: «Вот мы убираем мусор, боремся со свалками. А хотим ли мы, чтобы вместо этих свалок везде в шхерах стояли благоустроенные домики, и не было бы ни одной «дикой» стоянки?»Вопрос сразу вызывал отторжение: конечно, нет. Но ход мысли волонтера вполне ожидаем. Ибо в этом году, который стал во всех отношениях переломным (первая большая жара после завершения строительства трассы Петербург-Сортавала, что в совокупности поставило рекорд по посещаемости Ладожских шхер) впервые стало трудно оценить, как напасть – помойка или застройка – режет глаз больней. И как выяснилось, мусор не так страшен: его, хоть и большими усилиями многих людей, но можно убрать. А вот дома с причалами, которые вырастают повсюду в Шхерах как грибы после дождя, убрать уже маловероятно. Вычищая стоянки к северу от острова Кильпола, мы заметили, что ареал для наших усилий существенно сократился. Справа выросла то ли богатая дача, то ли база отдыха, слева идет стройка и снуют таджики, напротив – домик на понтонах прямо на воде. Что происходит? На каких правовых основаниях застраивается территория, где 29 декабря 2017 года официально создан федеральный национальный парк «Ладожские шхеры»? Положим, большинство участков могли быть оформлены еще до создания нацпарка, но все равно их количество вызывает сомнения: неужели министерство природных ресурсов Республики Карелия раздало столько участков в рекреационную аренду? Или половина – банальный самострой? Высаживаемся с мешками для мусора – так надежней, чтоб не прогнали – начинаем выяснять. «Здесь мусора нет, все продано, будет база отдыха» – отвечают неопределенного статуса мужики в камуфляжных костюмах. Как продано, ведь лесной фонд приватизации не подлежит! Может, аренда? «Не знаем, хозяина нет». Впрочем, легальная возможность что-то купить в шхерах тоже, к сожалению, есть. Далеко не вся территория здесь относится к лесному фонду. Существенная часть шхер уже «на финишной прямой» создания нацпарка оказалась землей сельхозназначения. Насколько законно – вопрос: вряд ли в советское время кто-то вел сельхоздеятельность на островах. Между тем пятна «сельхозки» есть и там. Но так как правительство Карелии вообще с самого начала саботировало процесс создания ООПТ, то бодаться с этой сельхозкой уже не было сил, да и опасно было: еще год промедления, и могло быть принято решение вообще ничего не создавать. Общественники до сих пор в холодном поту вспоминают, как уже после получения положительной экологической экспертизы проекта корпорация «Роснефть» вдруг попыталась через самые высокие кабинеты вырезать из нацпарка 4 тысячи гектар. Или как осенью прошлого года Министерство сельского хозяйства во главе с Алесандром Ткачевым (тем самым, который в бытность губернатором Кубани посадил в тюрьму Евгения Витишко за попытку покуситься на его незаконный забор) заявило, что ООПТ нарушает права рыбоводческой отрасли, не давая размещать в шхерах новые форелевые хозяйства. «В итоге нацпарк был создан «в дырочку», всю сельхозку из проекта вырезали, – поясняет активист инициативной группы «Ладога» Анастасия Филиппова. – Она либо уже вся продана, либо скоро будет продана. Поэтому не стоит удивляться, что скоро в Шхерах начнут вырастать дачи прямо на островах».

Успеть сохранить, пока не началось

Что особенно печально, процесс массового строительства случайно совпал с моментом создания нацпарка. Это наверняка даст повод скептикам связать одно с другим и заявить, что интересанты-де и создавали его для упрощения застройки. На самом деле охранный статус формально как раз усложняет застройку. Если бы не ООПТ, масштабы строительства были бы еще больше. Потому что проблема не в статусе. Проблема – в многократно возросшем спросе на Шхеры. Спрос усилился благодаря свежепостроенной дороге Петербург-Сортавала, с помощью которой путь в Северное Приладожье сократился вдвое – два часа вместо четырех. Второй фактор – сокращение пригодных для отдыха территорий в ближнем рекреационном поясе. А тут всего два часа – и земной рай! Особенно в аномально жаркое лето этого года. При этом новая публика, которая появилась в связи с улучшением транспортной доступности, в большинстве своем – не байдарочники и не рюкзачные туристы, а респектабельные любители покататься на катере и посидеть на берегу в удобных креслах. Эти люди формируют спрос на комфортный отдых на базах отдыха и в гостевых домах, и ловкие бизнесмены спешат его удовлетворить. Отсюда – шквал застройки именно такими сооружениями. Комфорт обычно ассоциируется у людей с песчаными пляжами а-ля рекламный ролик шоколада «Баунти». В Шхерах их мало, но есть. И сейчас эти редкие пляжи стали ощетиниваться домиками спорного правового статуса. Пример – пляжи на юго-восточной оконечности острова Кухка. Что поделаешь, гламурным барышням нравится делать селфи в купальнике именно на песке.

Потемкинские коттеджи и церковные сторожки премиум-класса

Одним из участков активной застройки стали заливы и проливы вокруг райцентра Лахденпохья. За последний год количество построек увеличилось примерно на треть. Пятая часть в данный момент находится в процессе строительства. Местами кажется, что плывешь не по лесной территории, а едешь по улице садоводства: дома вдоль берега стоят один за одним. Отмечается такой жанр, как «застолбление» территории. Так, в проливе между материком и западной частью островов Кухка и Паяринсаари, на участке берега длиной примерно в 2км построен длинный ряд маленьких домиков-времянок на расстоянии примерно 100м друг от друга. Заглянув внутрь, мы обнаружили, что это просто тонкостенные коробки – внутри не было абсолютно ничего. При этом издали домики вполне походили на настоящие – крыша, окошки, даже некое разнообразие архитектурных решений. Массив в основном располагался на открытых участках, что позволяло предположить, что это та самая загадочная «сельхозка». Однако в прилегающий лес дома тоже залезали. Видимо, правоустанавливающие документы на землю пока спорные, вот инвестор и пошел по проверенному пути: поставить пустые сарайчики, зарегистрировать их с помощью морально неустойчивых сотрудников Росреестра как капитальные дома (такие случаи уже бывали), а затем, в соответствии с Земельным кодексом, запустить процедуру приватизации участков. Ближе к Лахденпохье, в проливе между материком и островом Тимонсаари,  уже третий год как можно наблюдать другой оригинальный земельный ход. Сначала на высокой скале построили часовенку, а внизу, у подножия – баню. Ну что ж, предположим, эта такая православная баня, специально для крещенских купаний. Однако уже в прошлом году рядом с часовенкой начали строить огромный дом. В Лесном кодексе есть отдельный вид аренды лесного фонда – «для религиозных целей». Ставка аренды – гораздо ниже, чем под рекреацию. Относится ли это к данному участку, выяснить по ка не удалось, но факт, что оформить коттедж как церковную сторожку может быть весьма экономичным решением.

Успей поностальгировать по хуторам

Впрочем, многие строят обычную капиталку, ни от кого не таясь. На материковом берегу напротив острова Ниттюсаари, рядом со старым финским хутором, вбивают бетонные сваи в высокую скалу. Если раньше говорить об останках финских построек было принято с ноткой ностальгии – типа «Шхеры, которые мы потеряли», то теперь мы их боимся. Ведь каждый участок бывшего хутора – предтеча нового коттеджного поселка или базы отдыха, потому что их-то как раз логичнее всего оформить в сельхозку. К тому же, стоят они обычно на материковом берегу, и к ним ведут хоть и заросшие, но дороги, которые ничего не стоит отремонтировать для подвоза стройматериалов. В ближайшее время число заброшенных хуторов будет уменьшаться, поэтому, как говорится, успейте поностальгировать. Мой походный товарищ этим летом специально вывез в своей байдарке старый финский плуг. Застройка обступила хутор со всех сторон, и плуг скоро рисковал оказаться в пункте приема металлолома в рамках побочного бизнеса азиатских строителей. Финскую веялку товарищ забрать не смог – слишком тяжелая.

Шхеры становятся все более модным местом. Из Лахденпохьи регулярные рейсы частных катеров развозят отдыхающих по островам. В проливе у острова Соролансаари, в часе гребли от Лахденпохьи, можно встретить и гидроциклы, и водные лыжи. На фоне этого байдарочники выглядят все более архаично. То расстояние, которое они преодолевают за день, быстроходный катер может покрыть за час. Соответственно и скорость «потребления» Шхер возрастает. Что может этому помешать? У нацпарка пока нет ни Положения, ни дирекции, ни бюджета. Проект Положения сейчас проходит стадию общественных обсуждений, а штат собираются сделать филиалом дирекции заповедника «Кивач». Остается надеяться, что объединенный директор «Кивача» и «Ладожских шхер» окажется активным и принципиальным человеком, который использует новый статус территории для борьбы с ее расхищением.

Статья опубликована в «Новой Газете.СПб»

Запись опубликована в рубрике Главная, Республика Карелия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>