КАПИТАН ПЛЕВАЛ НА ПРОКУРОРСКИЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

В сфере управления лесами и водными объектами Ленинградской области царит беспредел. Ни прокуратура, ни комитет по природным ресурсам региона не могут повлиять на злостных нарушителей. При этом последний с завидным упорством раздает все новые лесные участки около воды «рекреационным арендаторам», прекрасно понимая, что завтра на них появятся капитальные постройки и заборы. Пока никто не в силах остановить его деструктивную деятельность.

Конспирологи скажут – «это заговор против России». Мы скажем – нет, обычная коррупция.

Лесозахват ООО "Кентавр" на берегу Финского залива

Почему «Капитан Морган» не заплатил 200 тысяч штрафа?

В прошлом году участники движений «Открытый берег» и «Новый экологический проект» проехали вдоль западного берега Ладоги и зафиксировали множество нарушений – огораживание береговых и лесных участков. Одному из заборов уже целых 10 лет. Он принадлежит парк-отелю «Капитан Морган», который отгородил в свое приватное пользование целый мыс, замыкающий с юга бухту Моторное (Приозерский район). Красивый старый маяк на мысу с тех пор остается романтической картинкой, которой можно полюбоваться лишь в отдалении. Береговая полоса перед территорией отеля перекрыта забором, который уходит в акваторию Ладоги примерно на 15м.

Год назад активисты собрали все данные по Ладоге и направили их в Природоохраную прокуратуру. Вскоре пришел ответ, сообщающий, что сотрудник прокуратуры совместно с представителем администрации Ларионовского сельского поселения провели проверку, обнаружили уходящий в воду забор, после чего было возбуждено административное дело по ст. 8.12.1 КоАП (необеспечение доступа на береговую полосу).

Обращаем внимание, что штрафы по этой статье достаточно серьезные: для юридических лиц – от 200 до 300 тыс. рублей. Однако в Ленинградской области не было ни одного случая, когда подобный штраф был взыскан. Надзорные органы бояться связываться с серьезными нарушителями.

Ladoga beregozahvat Парк-отель «Капитан Морган». На заднем плане виден находящийся на территории отеля маяк.

Поэтому в прокурорском ответе фигурирует странная фраза: «Росприроднадзором по СФЗО Казаков А.Д. привлечен к административной ответственности в виде предупреждения». Вопрос – почему директора базы привлекли как физическое лицо, а не как юридическое? И что это за ответственность в виде предупреждения? С таким же успехом можно было вообще ничего не делать. Уж если нарушители массово игнорируют решения судов о сносе заборов, то что для них значит какое-то там «предупреждение»!

Но дальше события развивались еще более интересным образом. В конце 2016 года был получен ответ по тому же объекту от Росприроднадзора. В нем ведомство отрапортовало, что забор «Капитана Моргана», оказывается, уже снесен! Однако почему-то виновным в данном правонарушении был указан уже не Казаков, а новое физлицо – Симарев Н.Н. Недавно, спустя ровно год после прокурорской проверки, активисты решили провести свою собственную. Как следовало ожидать, забор на мысу и в акватории по-прежнему на месте. Разве что грозная табличка «Проезд и проход запрещен» перенесена метров на 20 в сторону… Казаков и Симарев не оценили доверия чиновников.

Строить в лесу – и легче, и дешевле

Защитные леса (то есть наиболее ценные) вырубать с целью заготовки древесины формально нельзя. Впрочем, в Ленинградской области их преспокойно вырубают – под видом санитарных мероприятий. Но в большинстве случаев комитет по природным ресурсам Ленинградской области (КПР ЛО) находит более прибыльный способ их использования. Леса вдоль берегов водоемов, вблизи населенных пунктов и удобных транспортных артерий массово сдаются в аренду под рекреационную застройку.

На деле «база отдыха» в лесном фонде мало чем отличается от обычного коттеджного поселка. Более того, построить коттеджи в лесу на поверку оказывается юридически легче, чем сделать то же самое на территории земель поселений или сельхозназначения. В двух последних случаях застройщику нужно выправлять десятки документов: добиваться изменений в генплане и Правилах землепользования и застройки, менять вид разрешенного использования, согласовывать проект с администрацией.

В случае же с лесом достаточно взять в аренду участок и принести в комитет по природным ресурсам проект его освоения, где пустыми квадратиками будут нанесены будущие «временные» сооружения. Не говоря уж о том, что для капитальной застройки обычных земель нужно покупать участок по рыночной цене. Лесной участок берется в аренду на 49 лет с правом продления (то есть, фактически, навсегда), и суммарные затраты застройщика при этом примерно в 10 раз меньше. Кто же откажется от такой «халявы»?

Опять-таки, для сравнения: чтобы построить коттеджный поселок на обычных землях, застройщику приходится хотя бы формально проходить процедуру общественных слушаний. Пусть они носят рекомендательный характер, но это хотя бы придает проекту огласку и дает возможность людям побороться против нарушений.

Застройка лесного фонда минует все правила. Информирования общественности и проведения слушаний не требуется. «Публичность» выделения участков сводится к скупому сообщению о лесных аукционах в глубине сайта КПР, из которого при этом совершенно непонятно, где именно находится выставленный на торги участок. Считаться с мнением общественности, спрашивать людей, хотят ли они видеть окрестные леса застроенными «базами отдыха», комитет не обязан и не намерен. Надо ли говорить, что эта деятельность потенциально коррупциогенна?

Потихоньку не получилось

Единственный шанс спасти лес и берег от застройщика в столь неравных условиях – это максимум общественного резонанса. Не то, чтобы власть очень уж боится людей. Но главе муниципальной администрации бывает неловко выслушивать упреки регионального начальства в том, что почему, мол, у него в поселении возник социальный конфликт. В ситуации, когда эта должность покупается, а глава полностью зависит от расположения губернатора, положительное реноме очень важно. «Раскрученное» в медиа-пространстве народное недовольство невыгодно также и застройщику, так как мешает ему распродавать участки (что нередко делается под видом субаренды апартаментов «базы отдыха»). Поэтому и администрация, и застройщик больше всего заинтересованы в тишине.

В августе на берегу Лемболовского озера, районе поселка Керро, на месте впадения в него реки Ройка (Всеволожский район) появились строительная будка и информщит, который поверг местных жителей в состояние шока. Объявление гласило, что, оказывается, еще в 2011 году их любимый берег озера был сдан в аренду некоему ООО «Медвежья гора», и компания эта не далее как в сентябре 2017 года намерена начать строительство «загородного клуба». На площади 10,4 га предполагается разместить 32 коттеджа с «возможностью долгосрочного проживания», 4 двухэтажные гостиницы площадью 450 кв. м каждая, 11 банных комплексов, ресторан, магазин и спортивные площадки. Причем проект уже согласован комитетом.

Лемболовское озеро. Здесь будет стройка

Не нужно быть специалистом, чтобы понять, что для столь интенсивной застройки понадобится масштабная рубка деревьев. Между тем, как сообщили жителям во Всеволожском лесничестве, на весь проект была согласована вырубка всего 4,83 кубометров древостоя, что равняется нескольким деревьям. Однако когда конфликтом заинтересовались журналисты НТВ и попросили комментарий у зам. главы КПР Павла Немчинова, последний сообщил, что еще в 2013 году согласовал «Медвежьей горе» аж 50 кубометров!

Так сколько же на самом деле разрешено вырубить? Заявленное застройщиком описание проекта абсолютно неосуществимо без нарушения норм Лесного кодекса, и КПР этого тоже «не заметил».

Коттеджи для «долгосрочного проживания» и тем более большие здания гостиниц никак не могут быть временными разборными домиками. Застройщик без стеснения называет свой проект «коттеджным поселком рекреационного типа», а жилые помещения – «апартаментами». Несложно спрогнозировать, что будет дальше. Опыт похожей застройки берегов озера Большое Симагинское в Выборгском районе (курорт «Лесная рапсодия», тоже лесной фонд) показывает, что в дальнейшем «апартаменты» будут продавать в собственность.

Наличие объектов в частной собственности на территории лесного фонда, который запрещается приватизировать, – это уже юридическое противоречие. Вероятно, застройщик попытается воспользоваться недавно принятой Госдумой «лесной амнистией», которая предполагает все подобные противоречия разрешать в пользу частной, а не государственной собственности. Впрочем, юридический статус объекта не важен, если контрольные и надзорные органы все равно бездействуют. Можно годами и десятилетиями сохранять коттеджный поселок под видом лесной базы отдыха. Это, в конце концов, будет дешевле.

Застройщик запланировал начало работ на сентябрь – как раз разъедутся дачники, и протестовать будет некому. Одного он не учел – вокруг Лемболовского озера уже набралась «критическая масса» недовольных массовым ограждением берегов. За последние годы через процедуру генплана, а то и вовсе безо всякой процедуры жители потеряли уже несколько красивых лесных массивов. Возмущение было таково, что неважно было, какое время на дворе – сентябрь или декабрь. Ощущение, что «мы теряем его» (последний свободный пляж), заставило людей бить во все колокола. В массовом порядке собирались подписи, размещались петиции в интернете, летели письма во все инстанции.

Сейчас КПР довольно нелепо пытается помешать жителям: так, в четверг 7 сентября, в приемный день, лидера инициативной группы Евгению Ушакову в комитете так и не приняли, сообщив, что начальники отсутствуют (!). Еще бы им не отсутствовать: ведь Евгения хотела сфотографировать «сверхсекретный» документ – проект освоения лесного участка, который КПР согласовал застройщику. На самом деле, конечно, никаких оснований скрывать его нет. И любой суд подтвердит право граждан его увидеть. Но ведь для этого нужно сначала подать исковое заявление, потратить деньги и время, нанять юриста. А за это время застройщик, может быть, уже успеет срубить деревья и начать стройку. Как сообщили Ушаковой в лесничестве, декларация о рубке леса согласно проекту в этом году застройщиком не подана. А без этого документа нельзя срубить не одного дерева. Выходит, ООО «Медвежья гора» собиралось начинать незаконные работы? Получается, так. И только активные действия местных жителей его остановило. Теперь активисты надеются на вмешательство прокуратуры: ведь фактически КПР согласовал проект с капитальной застройкой леса. Если это не поможет, то пойдут в суд сами.

Нынешний конфликт на Лемболовсом озере – пример в любом случае позитивный. Люди смогли консолидироваться и дать отпор нарушителям. В большинстве случаев этого, к сожалению, не происходит. Движение «Новый экологический проект» проводило совместно с «Новой Газетой» мониторинг нарушений при рекреационной аренде леса в Выборгском районе. Было несколько десятков участков, которые используются как обычные частные резиденции или коттеджные поселки – с заборами и капитальными домами. Это, например, база ООО «Кадис» на озере Глубоком, база «Семь озер» на Красногвардейском, арендаторы ООО «ПолиКом», ООО «Консалтстройинвест», ООО «Ризалит-консалт», ООО «АЛЕМС» на северном берегу озера Долгое и ООО «Арэкс», ООО «ЭВМ Управляющая компания», ООО «Дом-Инвест», ООО «Северо-Западный проект» на западном берегу Большого Симагинского, ООО «Парус» и ООО «Кентавр» на берегу Финского залива, коттеджный поселок «Уединенный берег» на озере Длинное, уже упомянутая «Лесная Рапсодия» и многие другие.

ООО "Кентавр", берег Финского залива

По всем фактам экоактивисты направляли обращения в прокуратуру и КПР. По некоторым объектам (не по всем) были проведены проверки с выездом на место. Наши коллеги было обрадовались, но, как оказалось, рано. Спустя некоторое время из прокуратуры пришли ответы, что, мол, отличить временное сооружение от капитального невозможно, поэтому сделать ничего нельзя. По некоторым объектам были выданы «предписания», которые, как сделал это в свое время «Капитан Морган», другие арендаторы также просто проигнорировали.

Раздать весь лес

При этом раздача лесов потенциальным нарушителям продолжается. КПР проводит новые лесные аукционы, хотя практика показывает, что минимум в одном из пяти случаев это закончится наглым захватом и застройкой участка. На просьбы граждан прекратить эту вакханалию комитет отвечает высокомерным молчанием и лишь изредка врет, что-де не имеет права отказывать заявителям. Разумеется – имеет право! И, разумеется, КПР может и должен выносить проекты застройки лесов (как бы не скрывалась она за эвфемизмом «временные сооружения») на общественные обсуждения. Причем настоящие, а не заказной «одобрямс» узким кружком.

Пока же, судя по тому, как складывается ситуация, КПР предпочитает действовать в интересах бизнеса и в ущерб интересам большинства граждан.

Ирина Андрианова, статья опубликована на сайте экоорганизации «Беллона»

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>