ОБОЙДЕТЕСЬ БЕЗ СЕРВИТУТОВ

Возможность установления публичного сервитута (права неограниченного круга лиц пользоваться чужим участком для прохода) закреплено в Земельном Кодексе РФ. Нередко это единственный способ обеспечить доступ к территории общего пользования, например, к береговой полосе водного объекта, если вся «первая линия» берега сплошь застроена коттеджами без проходов между заборами. Однако на практике публичные сервитуты встречаются очень редко, несмотря на огромный социальный спрос на них. Причина – откровенный саботаж местных и региональных властей. Администрации сразу двух регионов Северо-Запада – Санкт-Петербурга и Ленинградской области – почти одновременно отказали заявителям, требовавшим установить сервитуты для доступа к берегам.

Мотивы отказов, при сходстве обстоятельств, совершенно разные. Видимо, они не столь важны: важней было ни за что не допустить прецедентов публичных сервитутов.

Замуровали, демоны!

Осенью с заявлением об установлении публичного сервитута к губернатору Петербурга Григорию Полтавченко обратилась группа жителей поселка Лисий Нос (Приморский район Петербурга). Люди просили установить проход к берегу Финского залива через частный участок, который был огражден забором в мае 2016 года. До этого между домами 40 и 46 по улице Морские Дубки, что идет вдоль залива, был открытый пляж. Он же – единственное место для спуска лодок на воду.

Lisiy Nos kadastr map Скриншот кадастровой карты Лисьего носа. Видно, что участки стоят вдоль залива практически сплошной стеной.

По версии администрации Приморского района, участок был в 1995 году «передан» (не продан, а именно передан) в собственность бывшему высокопоставленному чиновнику – экс-замглавы комитета по благоустройству и дорожному хозяйству Санкт-Петербурга Вячеславу Стругову. Однако владелец долгие годы не застраивал и не перепродавал свой надел: по информации прокуратуры, «участок находился под судом». Как только арест был снят (2015 год), хозяин тут же продал участок топ-менеджеру одной из консалтинговых фирм Евгении Скачковой. Новая владелица вскоре огородила участок (заодно прихватив часть береговой полосы) и принялась строить дом. Естественно, никакого прохода между своим забором и соседями она не оставила.

Теперь попасть на узкую полоску берега перед забором Скачковой можно, лишь обойдя несколько домовладений справа либо слева. Если справа, то придется пробираться по узенькой тропке между впадающим в залив ручьем и забором дома №52. Ни детская, ни тем более инвалидная коляска там не проедет. А где, спрашивается, принцип «доступная среда»? Если пойти слева, то найдется проход несколько шире, но нескоро: обойти придется девять участков (два квартала).

Все законно

Многочисленные митинги, акции, коллективные письма жителей в итоге привели к прокурорской проверке, но она обнаружила мало утешительного. Береговая полоса перед участком №42, с точки зрения прокуратуры, не захвачена (незадолго до проверки хозяева передвинули забор). Правда, прокуратура предположила возможный состав преступления: подделку документов при отчуждении участка в частную собственность в 1995 году («так как подтверждающие документы в Управлении Росреестра и Администрации Приморского района СПб отсутствуют») и пообещала проконтролировать проверку УМВД по этому факту.

Однако надежд на это мало: в деле фигурирует влиятельная персона. Поэтому жители сделали ставку на требование просто обеспечить проход к пляжу. Тем более что в их распоряжении был градостроительный план, выданный в 2006 году, где проход между участками №42 и №46 зафиксирован! Правда, про него компетентные органы предпочли забыть и ныне соглашаются признавать лишь новый градплан, выданный КГА 20 апреля 2016 года. Несмотря на все возражения, прокуратура была неумолима: «информация о подделке градостроительного плана земельного участка не подтвердилась». Сотрудник Росреестра, принимавший участие в проверке, заявил, что градплан 2006 года «содержал техническую ошибку».

Lisiy Nos MeetingОдин из митингов жителей Лисьего Носа.

Нет «сервитутного» закона

Ощущая полную непробиваемость прокуратуры, администрации и Росреестра, жители Лисьего Носа решили использовать последнюю возможность – воспользовавшись Земельным кодексом, попросить об установлении публичного сервитута через участок №42. Увы, в конце ноября из комитета имущественный отношений Санкт-Петербурга (КИО) пришел отказ. Основание: «в настоящее время порядок установления публичного сервитута в Санкт-Петербурге отсутствует».

Начальник управления землеустройства КИО Дмитрий Тимофеев считает, что без этого устанавливать публичные сервитуты в СПб невозможно: «нормативным правовым актом субъекта РФ, которым может быть установлено рассматриваемое обременение, является исключительно Закон Санкт-Петербурга». Таким образом, пока депутаты ЗакС СПб подобный закон не примут, статья 23 Земельного Кодекса РФ (о сервитуте) на территории этого региона работать не будет: «установление публичного сервитута в отношении испрашиваемой территории возможно после принятия ЗакС СПб соответствующего нормативного правового акта». Вопрос, почему подобный закон не был принят раньше (статье о сервитутах в Земельном Кодексе уже много лет), начальником земельного управления не раскрывался.

Координатор общественной организации «Новый экологический проект» Анастасия Филиппова сомневается, что для реализации федерального закона непременно нужен специальный региональный закон: «во всяком случае, в Земельном Кодексе это не прописано». Забегая вперед, скажем, что в Ленинградской области «сервитутного» закона тоже нет, но там власти для отказа на это не ссылаются (они ссылаются на другое). Филиппова посоветовала инициативной группе сначала послать запрос в КИО, дабы выяснить подробности, а уж затем – оспорить отказ в суде.

Немного обнадежил нас директор «Центра ЭКОМ» и градостроительный эксперт Александр Карпов, который является автором текстов многих городских законов. Он сообщил, что Законодательное собрание СПб действительно в ближайшее время должно заняться принятием городского «сервитутного» закона. Помимо этого, нужен закон о публичных слушаниях по сервитутам, и текст этого закона «ЭКОМ» намеревается подготовить для ЗакСа в январе.

Получается, что необходимая нормативная база в Петербурге все-таки появится. Неясно лишь, 1) когда это случится, 2) какого качества закон получится на выходе из ЗакС, 3) не найдется ли после этого в правительственном комитете другого повода отказать на заявление о сервитуте. На последний вопрос ответ очевиден: конечно, найдется. Причем в ответе КИО уже содержится намек на это. Как пишет Дмитрий Тимофеев, «сервитут устанавливается для прохода и иных нужд, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута». По его мнению, доступ к воде и без сервитута прекрасно обеспечен: имеется проход шириной более 8 метров между домами №24 и №22 по ул. Морские Дубки. Это ложная информация: ни один из проходов к воде с улицы Морские Дубки не может похвастаться шириной более 3м. По-видимому, комитет пользуется информацией РГИС (региональной геоинформационной системы), где такой проход действительно нарисован. Однако на самом деле большая часть его ширины давно «съедена» заборами прилегающих участков.

В любом случае, жители продолжат борьбу за сервитут. Мы будем следить за их успехами.

Отказ без объяснения причин

Если в Петербурге заявителям хотя бы предоставили мотивированный отказ, то в Ленинградской области даже на это пожадничали. На просьбу к губернатору области об установлении публичного сервитута для доступа к двум озерам Приозерского района из комитета по природным ресурсам Ленинградской области пришел туманный ответ, который можно вкратце изложить как «забор поставлен законно». И больше никаких комментариев. Почему законный забор исключает установку столь же законного сервитута, чиновники объяснять не стали.

Впрочем, если знать, кому принадлежит этот «законный забор», то вопросы сразу отпадают. Речь идет об охотхозяйстве РОО «Приозерское общество охотников и рыболовов», учредителем которого, согласно данным ЕГРП, является путинский сват (т.е. отец зятя президента РФ) Николай Терентьевич Шамалов. За забором пасутся «частные» охотресурсы – кабаны, олени и косули, право пострелять по которым прямо в вольере продается вип-охотникам.

В течение уже 5 лет, начиная со своего появления в 2012 году, забор демонстрирует стойкий иммунитет ко всем законным попыткам его ликвидировать. Периметром почти 13 км, этот т.н. «вольер» огораживает площадь 880 га (из них 560 га – лесного фонда) с двумя озерами внутри.

Экоактивисты испробовали на нем все жанры борьбы: переписывались с прокуратурой, судились с нею за бездействие, оспаривали в Верховном суде РФ (успешно!) областной закон, который в противоречии с Лесным кодексом РФ разрешал устанавливать в лесу заборы, поднимали вопрос в областном ЗакСе, пытались впрямую через суд заставить хозяев сделать проходы – все напрасно. Забор не дрогнул. Дважды проводились демонтажные акции. Удавалось спилить несколько сотен метров ограды, однако влиятельный владелец вскоре восстанавливал его, а активистов «наказывал» посредством возбуждения уголовных дел.

2v6MV2nsifQ

Наконец, решено было испробовать последнюю попытку – подать заявление об установлении публичного сервитута к берегам озер Глухариное и Проточное. Под ним подписались несколько десятков жителей ближайшего поселка Севастьяново. Собственно, никто не ждал от губернатора чудес: понятно, что вся государственная «вертикаль» сплотилась ради защиты сакрального забора путинского родственника. Но, хотя отказ не был неожиданностью, местные жители ждали хоть какой-то элементарной вежливости вроде объяснения причин.

Сейчас общественники пытаются оспорить отказ в суде. Это не так-то просто: согласно новому Гражданско-процессуальному кодексу, оспаривать действия должностных лиц можно лишь с привлечением профессиональных юристов. Что, конечно, сильно сокращает число обращений в суд: мало кто из защитников общественных интересов способен нанять за свой счет юриста. Кроме того, в новом ГПК крайне запутанно описана территориальная подсудность различных дел. Получать точную информацию приходится эмпирическим путем. Так, одно из заявлений гражданам уже вернули: оказалось, что они подали его «не в тот» суд.

Публичные сервитуты – это пока что «терра инкогнита» и для применительной практики, и для судопроизводства. Быть первопроходцами приходится нам самим. Власти, которые совсем не заинтересованы в распространении публичных сервитутов, сопротивляются изо всех сил.

На Северо-Западе по частоте применения «сервитутной» статьи 23 ЗК пока лидирует Псковская область. Хотя и там доказывать свое право приходится через суд, который также далеко не всегда встает на сторону общественности. Что касается региональных «сервитутных» законов, то некоторые из них неприменимы для Ленинградской области и других регионов, богатых лесами. Дело в том, что они предполагают работу только с участками, поставленными на кадастровый учет. А в Ленинградской области, где очень много (пока) земель лесного фонда, откадастрирована лишь малая их часть.

Лекарство от правового нигилизма в жанре сервитутов может быть только одно – это, не смотря ни на что, наработка практики. 10 лет назад чиновники всерьез изумлялись, когда у них требовали исполнения ст. 6 Водного Кодекса. А сегодня ее, по крайней мере, знают назубок. Не ровен час, начнут исполнять!

Ирина Андрианова, «Открытый берег». Статья опубликована на сайте экоорганизации «Беллона»

 

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>