КАК СОЗДАТЬ ЗАКАЗНИК СВОИМИ РУКАМИ

В поселке Токсово Ленинградской области жители в складчину создают Особо охраняемую природную территорию регионального значения

Ночь. Токсово. Люди склонились над картой. Красным фломастером обводят лес вокруг Кавголовского озера. Наташа: «Не слишком ли много? Почти 50 квадратных километров – так много не дадут». Надя: «Надо просить больше, тогда дадут хотя бы половину». Входит Иван: «А про озеро Хеппоярви почему забыли? Вы что, хотите его застройщикам отдать? Включайте в заказник северный берег!» Влад: «А лесные кварталы около станции «Кавголово»? Там же уникальная лыжная трасса. Их тоже надо спасти!»

…Утром, бегло взглянув на карту, приехавший в Токсово губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко соглашается с предложенной жителями концепцией нового регионального заказника «Токсовские леса и озера».

Сегодня даже ребенок знает, что лучший способ спасти природный уголок от застройки – это создать там Особо охраняемую природную территорию (ООПТ) – заказник, памятник природы, природный парк и т.д.. Причинно-следственная связь в последнее время смещается: ООПТ создаются не потому, что на данной территории обнаружился уникальный ландшафт и краснокнижные виды животных, а, наоборот, редкие виды и уникальный ландшафт срочно изыскиваются на территории для того, чтобы придать ей охранный статус. Впрочем, в условиях нынешнего капитализма с его шквальной застройкой это даже не лукавство. Когда все вокруг застроено, любая свободная полянка автоматически становится уникальной и достойной заповедания.

Токсовские активисты, вооружившись этой логикой, решили предохранить от застройки 4885 Га прекрасных сосновых лесов и озер вокруг своего поселка. Что означает создать заказник? Вкратце, это означает уговорить государство в лице Правительства Ленинградской области закрепить за данным участком охранный статус, запретить на нем хозяйственную деятельность, а также регулярно выделять из бюджета средства на его защиту. То есть окружить всеми заботами, положенными официальной ООПТ. Как вы думаете, легко ли уговорить власти пойти на такое? Помимо того, что они должны отказаться от верной прибыли от хозяйственного использования территории, так им предлагается еще и денег дать на то, чтоб ее не трогали. Мягко говоря, это непросто. Но и не совсем безнадежно. Скажем так, стратегическое намерение создавать ООПТ у Правительства региона есть. Существует даже план создания новых региональных заказников, закрепленный в Схеме территориального планирования Ленинградской области. Согласно этому документу, до 2035 года планируется создать аж 114 новых охраняемых природных территорий. Среди них, например, значится «Северная Вуокса» (которую планируется сделать даже не региональным, а федеральным национальным парком), заказники «Ореховский», «Кузнечное» и «Долина реки Смородинки», памятник природы «Река Величка» и много других уголков, которые нам дороги и за судьбу которых мы беспокоимся. К счастью, среди чиновников тоже попадаются люди идейные, и они постарались вместить в Схему терпланирования как можно больше территорий.

Однако включение в план – это еще не создание заказника. Между первым и вторым этапами должна выстроится многоступенчатая лестница из всевозможных бумажек, обследований, заключений, экспертиз и проч., на которых нужно время, люди и деньги. Ни первое, ни второе, ни особенно третье в Правительстве Ленобласти в изобилии не представлено. Поэтому по факту из плана будущих ООПТ реализуется хорошо, если 10%. Остальные несозданные ООПТ перекочуют в следующую Схему – еще на 20 лет вперед. Если, конечно, к этому времени там еще останется, что охранять.

Застроить – дорого, не застроить – еще дороже

Самым дорогостоящим этапом в создании ООПТ является проект. Да, как ни странно, проект нужен и для того, чтобы застроить лес, и для того, чтобы его сохранить. Проект представляет собой толстый том (чем больше создаваемый заказник, тем он толще) и содержит отчеты о территории будущего ООПТ от самых разных специалистов – ботаников, зоологов, орнитологов, ихтиологов, геологов, гидрологов, биохимиков, метеорологов и т.д. С учетом их количества неудивительно, что средняя стоимость создания проекта ООПТ колеблется от 300 тысяч рублей до миллиона. На смету также влияет размер и степень разнообразия территории; скажем так, без озера получается дешевле – «водные» специалисты не нужны.

Несложно догадаться, что Правительство области выкладывает такие деньги с неохотой. Именно поэтому работа по реализации плана создания ООПТ идет столь медленно. Однако есть возможность ее ускорить. Если инициативу создания того или иного заказника поддерживает общественность, способная сама собрать деньги на проект, то, скажем так, Правительство охотно примет подобное природоохранное пожертвование граждан и постарается создать заказник не за двадцать лет, а за два года. Уточним, что речь идет отнюдь не о взятке или о «заносе». Граждане «заносят» в Комитет по природным ресурсам, в недрах которого создаются ООПТ, уже готовый проект, который они за свои деньги заказали научной группе. Причем граждане вольны выбирать эту группу сами; не то чтобы чиновники намекали, что «примут» проект «только у этих». Правда, выбор научных групп, которые могут выполнить столь масштабную работу, в городе все равно невелик (их 3-4). Помимо проекта, научная группа делает Комплексное обследование территории и готовит материалы для общественных слушаний (да, чтобы создать заказник, нужно еще и слушания пройти!). И только после того, как Комитет все перечисленные кипы бумаг одобрит, начинается собственно создание ООПТ. Дальше работу ведет уже сам Комитет по природным ресурсам – он согласует границы заказника со всеми имеющимися на территории землепользователями, проводит общественные слушания, пишет паспорт нового ООПТ (т.е. прописывает, что там будет запрещено, а что разрешено) и, наконец, несет на подпись к губернатору Постановление о его утверждении. С момента подписания Постановления ООПТ регионального значения (заказник, памятник природы, природный парк, etc) начинает свое официальное существование. На нее предусматривают в областном бюджете финансирование. К ней прикрепляют инспектора из штата Дирекции ООПТ (подразделение Комитета по природным ресурсам). Но самое главное – захватить, застроить, вырубить, уничтожить особо охраняемые лес и озеро будет уже намного сложнее, чем обычные лес и озеро.

Помогло несчастье

Да, создать (точнее, добиться создания) ООПТ сложно. Нужно собирать сторонников, убеждать чиновников, искать деньги на проект. Примерно год-два членам инициативной группы придется ходить в Комитет по природным ресурсам, почти как на работу. Но пусть всех будущих инициативщиков обнадежит тот факт, что токсовцам, чей региональный заказник уже, так сказать, «на мази», было еще труднее, чем всем остальным. Дело в том, что создаваемый ныне заказник «Токсовские леса и озера» даже не значился в Схеме территориального планирования Ленинградской области! Его никто и не подумал бы создавать, если бы не а) опасность, которая нависла над лесами в окрестностях поселка в 2011 году, б) возникшая в результате социальная напряженность и информационный шум в СМИ, и 3) идея, позволившая разом снять напряженность и спасти лес и потому устроившая всех – как общественность, так и власти.

Дело было так. В 2011 году местные жители неожиданно узнали, что площадь общедоступного леса вокруг поселка существенно сократилась. Оказалось, что территория бывшего Токсовского парклесхоза (ныне – Всеволожское лесничество) была тихо и стремительно передана 19 (!) арендаторам. Во всех случаях речь шла о рекреационной аренде, что в наших условиях почти всегда означает застройку. Часть «арендаторов» успели незаконно огородить свои участки, часть подготовили проекты «баз отдыха» (читай – коттеджных поселков), кто-то начал вырубать деревья. Наименее щепетильные даже выставили свои участки на продажу (!!), хотя продавать арендованный лес нельзя, и на голубом глазу обещали в своих рекламных проспектах помочь вывести участки из лесного фонда.

Началась кампания сопротивления. Прошли два митинга, собиравшие по 300-400 человек (для поселка, к тому же с учетом тематики – случай небывалый). Быстро объединившиеся активисты зарегистрировали общественную организацию «Токсовские озера». Токсово попал, что называется, в горячую информационную ротацию. Не проходило недели, чтобы в популярном СМИ не появлялось сюжета об очередной баталии жители vs застройщики. Информационное бурление привлекло внимание вновь назначенного губернатора Александра Дрозденко. Спустя всего несколько дней после инаугурации он решил провести встречу с общественностью, куда пригласил и токсовский актив.

Ковать, пока горячо

И вот тут встал вопрос: а что просить у губернатора? Выгнать арендаторов? Но передача в аренду лесного фонда де-юре не запрещена. Даже если через суд аннулировать договора с провинившимися арендаторами, на их место придут другие! А уследить, чтобы сдача в аренду прекратилась, все равно невозможно. Со временем страсти улягутся, интерес к токсовским сюжетам прекратится, чиновники перестанут бояться активистов и все пойдет по-старому. Как бы эдак закрепить победу одним системным решением? Идею подсказал тогдашний глава Комитета госконтроля природопользования Сергей Ермолов. «Вам нужно создать региональный заказник!» – посоветовал он токсовским «ходокам». В самом деле, ведь это решит многие проблемы одним махом. Пусть даже арендаторы останутся. Если паспорт заказника запретит любое строительство, то делать им в лесу будет уже абсолютно нечего. А новых арендаторов охранный статус (будем надеяться) отпугнет.

Вот так все начинается - от руки фломастером

Вот потому-то и склонились над картой накануне встречи с губернатором токсовские аткивисты. Потому-то и обводили фломастером все, что пока не успели застроить ушлые девелоперы. Интуиция подсказывала, что другого такого шанса не будет. К утру концепция регионального заказника была готова. Он получился кластерным, то есть состоящим из нескольких кусков, разделенных уже застроенными территориями. Активисты в неистовом порыве постарались запихнуть в границы спасаемой территории как можно больше. Вобщем, всю «зеленку» карты. В итоге в план попала широкая полоса берега вокруг Кавголовского озера (35 лесных кварталов ; все, кроме застроенной восточной части), вся северо-восточная часть озера Хеппоярви (кстати, это даже не лесной фонд, а земли Минобороны, которые оно давно фактически не использует), а также 54 квартала ценных нетронутых лесов в долине реки Охты, что к юго-западу от Токсово. Сразу скажем, что в ходе дальнейших согласований площадь и очертания будущего ООПТ менялись, то уменьшаясь, то вновь прирастая. В итоге на настоящий момент площадь увеличилось. Помимо перечисленных, добавились еще два маленьких кластера (два лесных квартала, что выходят к железнодорожной платформе «Кавголово» и где так любят бегать лыжники, и пять лесных кварталов на восточном берегу Кургаловского озера, вплотную к Федеральному тренировочному центру), а также раза в три расширился кластер озера Хеппоярви, вытянувшись к северу и прихватив малонарушенные озера Мустаярви, Воякоярви и Хенеярви. Более того, в состав будущего заказника вошли, полностью – акватория Кавголовского озера и наполовину – акватория Хеппоярви.

В тот момент токсовцы не верили, что все происходит наяву. Как-то невероятно счастливо все складывалось. Губернатор сходу одобрил концепцию, передав при всех рулон с картой главе Комитета по природным ресурсам Алексею Эглиту. Тот, в  свою очередь, передал его непосредственному исполнителю, начальнику Дирекции ООПТ Федору Стулову. После этого на смену программным заявлениям пришла рутинная работа.

- Вам удалось впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда, – поздравил Федор Николаевич активистов, сумевших на гребне протестов влезть в Схему терпланирования без очереди. Но тут же остудил: – Денег на разработку проекта у Правительства сейчас нет. На Государственную экспертизу проекта 70 тысяч мы найдем… А вот сам проект (это несколько сотен тысяч – ред.) вам придется делать за свой счет».

Предстояло доказать Правительству, что оно не ошиблось, испугавшись токсовских протестов. Ведь если в поселении не найдется сотни активистов, которые смогут собрать полмиллиона на спасение природы, то, может, их и раньше не было? Значит, надо было деньги найти. Не будем вдаваться в подробности сбора средств; скажем лишь, что размер среднего пожертвования колебался от ста рублей до 50 тысяч. Сдавали и токсовские богачи, и старушки, живущие на пенсию. Деньги собрали. Дальше стали искать исполнителя. Переговоры велись с тремя научными группами. Одна оценила работу в миллион триста тысяч. Вторая готова была взять меньше, но вряд ли смогла бы уложиться в предложенные сжатые сроки. Остановились на третьей. Она запросила намного меньше, чем первая, и при этом располагала известным в научных кругах брендом. Ученые готовили проект 6 месяцев. За это время они обошли все будущее ООПТ вдоль и поперек, записали в толстую книжку все имеющиеся на данной территории растения, животных, насекомых, птиц, описали все озера, реки и ручьи, выяснили, из чего состоят возвышенности и насколько глубоки овраги, сделали химический анализ воды и проверили, откуда дуют ветры. Результатом стал увесистый том, где содержалась ВСЯ информация о местной природе. А самое главное, там было честное (!) научное обоснование того, что территорию нужно охранять. Активисты, для которых главным было любой ценой отогнать застройщиков, и не подозревали, что в их лесу водится столько краснокнижных видов растений и животных! А ученые недоумевали, как это такие ценные экосистемы сохранились в непосредственной близости (всего 15 км) от мегаполиса.

Здесь будет заказник

Что дальше? Дальше Проект перейдет в руки Комитета по природным ресурсам, чтобы пройти все стадии доработок и согласований. Начать обещают в 2015 году. Закончат – будем надеяться, что года через два. Но уже сейчас токсовские активисты планируют за свой счет изготовить информационные щиты, где крупными буквами будет написано «ООПТ регионального значения «Токсовские леса и озера», а повыше, мелкими – «проектируемая». Мелкие буквы, будем надеяться, никто не прочтет. А прочитав крупные, потенциальный застройщик поедет искать для строительных инвестиций другой лес.

Хоть до перерезания красной (зеленой?) ленточки на открытии нового заказника еще далеко, объем уже сделанного беспрецедентен. Ранее общественности удавалось «пробивать» только ООПТ муниципального значения (например, «Поляна Бианки» в Ломоносовском районе и «Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви» в том же Токсово). Это тоже было очень непросто, но ООПТ регионального уровня – по сравнению с ними высший пилотаж (дальше идут только федеральные ООПТ – заповедники и национальные парки). Для осознания величия момента сообщим, что за время правления экс-губернатора Валерия Сердюкова в Ленинградской области не было создано НИ ОДНОГО ООПТ регионального уровня.

Так в чем же секрет успеха? Понятно, что без токсовских «лесных протестов» заказник не возник бы даже на горизонте, но одних протестов было мало. Митинги и акции против захвата берегов и лесов происходят довольно часто. Но заканчиваются они в лучшем случае погонными метрами сломанных заборов. «Думаю, наше отличие в том, что мы смогли не только громко заявить о проблеме, но и оперативно предложить решение, – говорит активист движения «Токсовские озера» Надежда Осипова. – То есть перевести негатив в позитив. Власти это устроило, потому что мы, по сути, предлагали снять социальную напряженность за наш же собственный счет. Все, что мы просили – это не трогать  лес. И это в итоге оказалось не такой уж высокой ценой».

Ирина Андрианова, «Против захвата озер». Сокращенный вариант статьи опубликован в «Новой Газете СПб»

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: КАК СОЗДАТЬ ЗАКАЗНИК СВОИМИ РУКАМИ

  1. Павел говорит:

    Молодцы! Маленькая, но победа!