Депутаты Ленинградской области попросят коллег из Госдумы разъяснить им нормы Лесного Кодекса

15.10 в поселке Севастьяново Приозерского района состоялось выездное заседание Комиссии по экологии ЗакС Ленинградской области. Основной вопрос – законность возведения в лесу по соседству забора периметром почти 13 км. В итоге региональные депутаты так и не смогли решить, является ли огораживание участка гослесфонда (запрещенное ст. 11 Лесного Кодекса) и двух озер (нарушение ст. 6 Водного Кодекса) незаконным. За разъяснением решено было обратиться в Госдуму, которая принимала оба упомянутых Кодекса.

С жалобой на забор, препятствующему доступу в лес, к депутатам обратились местные жители. Параллельно войну с этим крупнейшим лесным огораживанием ведут участники движений «Открытый берег» и «Против захвата озер». Забор возведен охотхозяйством «Приозерское общество охотников и рыболовов», огораживает 880 Га и объявлен «вольером» для полувольного разведения диких животных. Как заявил директор охотхозяйства, животных разводят, чтобы «возить школьников на экскурсии». Однако ранее, на предыдущем заседании Комиссии, а также на общественных слушаниях в поселке Севастьяново, представители хозяйства не скрывали, что животные будут разводиться и содержаться в «вольере» для охоты на них. Также в ходе заседания 15.10 выяснилось, что для вступления в «Приозерское общество охотников и рыболовов» требуется внести единовременный вступительный взнос в размере …5 млн рублей. Годовой членский взнос составляет 150 тысяч рублей. Глава Комиссии по экологии Николай Кузьмин передал сотрудникам прокуратуры документ с этими цифрами и попросил дать ему отдельную правовую оценку. Выступавшие местные жители сообщили, что сами они не могут получить путевку на охоту в этом охотхозяйстве и что угодье полностью отдано вип-персонам. Прокуратура пообещала разобраться, по крайней мере, с расценками охотхозяйства.

Что касается законности самого забора (огородившего 560 Га лесного фонда, два озера и несколько ручьев), то тут прокуратура была непреклонна – «нарушений закона не обнаружено». Экологические активисты возражали – а как же нормы ст. 11 Лесного Кодекса, запрещающей огораживать лесные участки? А как же ст. 6 Водного кодекса, гарантирующая право доступа граждан к водным объектам? Природоохранный прокурор Ленобласти Татьяна Судакова заявила, что «доступ в лес и к озерам обеспечивается наличием ворот». На момент визита Комиссии ворота были открыты, однако все остальное время они закрыты наглухо, о чем активисты напомнили прокурору. «У нас таких фактов нет, – заявила Судакова. – Если они будут, мы рассмотрим это нарушение и примем меры реагирования». На возражение, что местонахождение Природоохранной прокуратуры в 180 км от лесного забора начисто исключает возможность эффективного контроля и оперативного реагирования на подобные «нарушения», директор охотхозяйства пообещал, что ворота будут открываться по желанию граждан после звонка в охотхозяйство. «Нормы закона должны реализовываться непосредственно, – возразила участница «Открытого берега» Ирина Андрианова. – Граждане не обязаны звонить в охотхозяйство всякий раз, когда они желают попасть в лес. К тому же, никто не гарантирует, что сотрудник охотхозяйства тут же примчится на место и откроет ворота. Это делает выполнение закона зависимым от человеческого фактора, что недопустимо. Кроме того, даже если ворота всегда будут открыты, то их расположение с шагом в 2 км также вряд ли позволит реализовать право «свободного и беспрепятственного доступа в лес» (Лесной Кодекс)». Прокурор ответила, что в ее компетенцию не входит толкование законов.

Экологи ознакомили Комиссию с судебным решением по иску прокуратуры в отношении аналогичного лесного забора в Ярославской области. Там охотхозяйству, решившему разводить промысловых животных за забором, предписано было этот забор демонтировать на основании ст. 11 Лесного Кодекса. http://www.lawmix.ru/2ap/2905 Представительница Комитета по охране, контролю и воспроизводству объектов животного мира Ленобласти (который выдал разрешение на «вольер») в ответ заявила, что «решение какого-то там суда» значения не имеет. На предложение назвать свою фамилию (чтобы представить публике автора столь вопиющего правового нигилизма), она ответила отказом и сказала лишь, что ее зовут Ольга Александровна… Похоже, что Ярославская и Ленинградская область находятся в разных правовых полях.

Добавим, что глава компании-охотхозяйства не смог предоставить согласование Комитета по природным ресурсам ЛО на возведение лесного забора (любой объект лесной инфраструктуры может быть возведен только по получении положительного экспертного заключения на проект освоения лесного участка, которое выдается данным органом). Имеющееся у него экспертное заключение оправдывает только 4 км забора. Что касается остальных почти 9 километров, то они, по мнению охотоведа, согласования не требуют, так как «проходят по сельхозугодьям». Это вызвало недоумение среди активистов, так как, согласно официальным документам, забор расположен в 6 лесных кварталах, и площадь лесного фонда, которую он огораживает, соотносится с площадью огороженных сельхозугодий примерно в соотношении 1,5  к 1 (560 га и 320 га соответственно). Для того, чтобы сам забор при этом по большей части оказался на земле сельхозназначения, нужно, чтобы земли это категории удивительным образом «окольцовывали» в этом месте лесные кварталы, чего никак не наблюдается!

Завершил прения представитель Правового управления ЗакС ЛО Максим Михайлов, который определил проблему как «пробел в законодательстве». На его взгляд, концепция полувольного разведения животных в искусственно созданной среде обитания невозможна без установки забора, а между тем Лесной Кодекс возможности такого забора не допускает. Посему было принято решение обратиться к депутатам Госдумы с просьбой помочь с трактовкой ст.11 Лесного Кодекса – так можно охотхозяйству ставить забор или нельзя?

p.s. – Пока продолжаются разбирательства по поводу законности самого забора, Следственный комитет продолжает расследовать уголовное дело по фактам его демонтажа силами активистов. Недавно Андрианова, проходящая по делу свидетелем, получила ответ на свое ходатайство дать правовую оценку забору: в ответе было сказано, что вопрос законности забора не относится к расследованию данного уголовного дела.

Контакт: движения «Против захвата озер» и «Открытый берег»

Ирина Андрианова (8-911-964-23-80)

Илья Пинигин (8-904-332-80-14)

 

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Депутаты Ленинградской области попросят коллег из Госдумы разъяснить им нормы Лесного Кодекса

  1. Михаил говорит:

    Как раз прокурор Татьяна Судакова и занимается толкованием закона-наглым и циничным,называя огороженный забором лес открытым для доступа.