ЛАДОЖСКИЕ СВИНЬИ ПРОТИВ ЛАДОЖСКИХ ШХЕР

Скорость гибели природы растет. Если бы национальный парк «Ладожские шхеры» был создан прямо сейчас, сию минуту, нам удалось бы сохранить с его помощью ощутимо больше, нежели если бы он был создан через два-три месяца. Ибо разрушение Северного Приладожья – погребение его под кубометрами мусора, застройка берегов, варварская вырубка леса – идет уже не по годам, а по месяцам.

Каждый новый выезд в Шхеры приносит туристам новые неприятные сюрпризы. Прежде всего – мусора на стоянках стало еще больше. Новые помойки выросли в точности там, где ты сам убирал таковые год назад. И появились новые. На прежде девственных скалистых берегах возникло не менее десятка новых коттеджей. Убавилось леса, зато прибавилось заборов. Мы почти физически ощущаем, как исчезают Ладожские шхеры. И что особенно обидно, единственный шанс хоть как-то притормозить процесс – национальный парк – не будет создан ни через месяц, ни через два, ни через полгода. Возможно, этого вообще не случится никогда. Ибо карельские власти пока что делают все от себя зависящее, чтобы похоронить этот (федеральный!) проект.

Если вы – не просто турист, но еще и «экологически мотивированный» турист, то хорошо знаете, что в последнее время любой поход по Ленинградской области и по ближней Карелии превращается в стихийный субботник по уборке мусора. И что, вопреки логике, назад в город вам придется тащить намного больше, чем вы привезли в лес. Взамен съеденной еды обязательно добавится мешок-другой чужого (помимо своего, понятно) мусора. Путешествуя по Ладожским шхерам, таким «экомотивированным» надо собрать волю в кулак и не смотреть по сторонам. В противном случае вы просто никуда не уплывете, зарывшись в ближайшие помойки. Которые так велики, что заметны даже с воды.

Мусорный поход

Так случилось и с нами. Выйдя из поселка Куркийоки (Лахденпохский район Республики Карелия) на гребной лодке и намереваясь уже на следующий день рассекать просторы открытой Ладоги, мы в итоге так и не покинули Куркийокского залива. На первой же ночевке груза в нашей лодочке прибавилось: после ритуального сожжения найденного горючего мусора остались неопалимые бутылки, которые были загружены в лодку. На следующий день к первой порции прибавился еще один вместительный мешок. Стало уже несколько тесновато. Но мы еще верили, что пространственного ресурса нашей лодки хватит на загруз всех будущих помоек. Наивные! А еще мы покамест тешили свое самолюбие, вычищая берега полностью; скоро, увы, жестокая реальность заставила нас снизить планку. В конце мы забирали уже только самый циничный, «свежий» мусор.

На маленьком островке, «заткнувшем» собой самое узкое место залива, мы собирались просто погулять. Но убедившись, что он усыпан мусором совершенно неадекватно своим размерам, мы поняли, что остаемся ночевать. Примечательно, что мусор был, в основном, свежий – этого сезона. Это к вопросу о скорости накопления мусора в Ладожских шхерах, которая растет в арифметической прогрессии. В каждом скоплении прошлогодний мусор занимает лишь 1\10 от общего объема. Соответственно, в следующем 2014 году можно прогнозировать увеличение кучи …правильно, примерно в 10 раз.

После всех ритуальных возжиганий у нас образовался «сухой остаток» в виде примерно коробки бутылок и газовых баллонов объемом примерно 150 литров. Поскольку дальнейший мусорный прогноз получался неутешительным, было решено не везти его с собой весь поход, а забрать на обратном пути. Поэтому дальше мы уже просто мысленно «приплюсовывали» к будущему грузу то, что ожидало нас на пройденных стоянках. Последним «якорем», не давшим нам покинуть залив, стал известный песчаный пляж недалеко от острова Хепосаари и выхода в открытую Ладогу. Здесь основной вклад тоже внесли, видимо, недавно пировавшие компании. Помимо бутылок, газовых баллонов, одноразовой посуды и проч., здесь догнивало несколько арбузов и остатки шашлыков. На ритуальный костер пришлось задержаться на несколько часов; раздобыть дров для сжигания такого количества отходов оказалось непросто, да и проливной дождь отнюдь не помогал делу. Здесь, увы, все убрать не пришлось. Большой хозяйственный мешок с «неопалимым» мусором, приготовленный для загрузки на обратном пути, не смог вместить всей помойки.

Тут было весьма уместно порассуждать о социальных причинах мусорной эпидемии. Собственно, их две: 1) огромное количество одноразовой упаковки, производство которой ничего не стоит производителю и не влечет для него никаких обязательств по ее утилизации (зато увеличению продаж упаковка весьма способствует, отсюда и ее шквальное производство); 2) растущая транспортная доступность все более удаленных уголков. Лет пятнадцать назад сюда могли добраться лишь туристы-байдарочники. Сегодня основная доля отдыхающих – это так называемые «шашлычники», которые с удобством добираются из Питера до ладожского берега на своих авто, нанимают катера, на которых с о свистом забрасывают ящики с водкой, арбузы, шашлыки и прочая-прочая даже на самые отдаленные острова. Кстати, многие из свежеотстроенных коттеджей с берегозахватами представляют собой «базы отдыха», где как раз и снаряжают в путь катера с «шашлычниками». По идее, их хозяева должны быть заинтересованы в чистоте Ладожских шхер как в источнике своего дохода (например, можно было бы требовать с клиентов по прибытии сдавать мусор за отдельную плату). Впрочем, они вряд ли могут быть заинтересованы в этом больше, чем их клиенты.  А те, видимо, пока непривередливы.

После столь масштабной уборки мы успели лишь подплыть к выходу в открытую Ладогу и полюбоваться на могучие волны с барашками. Позади нас ожидали «заначенные» мешки и коробки. Продолжать путь вперед, как мы уже инстинктивно понимали, означает создать серьезный риск утопления нашей лодки. Ибо мы вряд ли удержались бы от того, чтобы сунуть в нее еще мешочек-другой. Вобщем, мы поняли, что сходить в серьезный поход нам не судьба, и смиренно повернули назад, собирать и отвозить в Куркийоки «заначку».

Почти у самого Куркийоки мы сделали большую глупость, встав на последнюю ночевку не в уже пройденном и очищенном месте, а на новом. В результате зыбкое ощущение выполненного долга вмиг разрушилось, и возвращаться пришлось с осознанием своего бессилия и полнейшей никчемности. Залив слева за островом Сусаари, в который впадает речка Соскуанйоки представляет собой череду огромных помоек. Наиболее гнетущее впечатление оставляет самая удобная и красивая (в смысле природных условий) стоянка, расположенная на длинном выступающем мысу и окруженная водой с трех сторон. Мы не удержались и сфотографировали ее главную помойку (это – не считая мусора,  диффузно рассеянного вокруг), занимающую площадь небольшой квартиры-студии в петербургской новостройке. Примечательно, что эта помоища отравила воду вокруг. Она так разрослась, что «выплеснулась» к самой кромке берега. Похоже, в Ладогу из нее вытекают какие-то вредные миазмы, в результате чего вода вокруг приобрела горький привкус. Во всяком случае, воду мы добывали с помощью лодки с середины залива.

Эта стоянка окончательно заставила нас разочароваться в человечестве: посреди нее валялись две недавно спиленные бензопилой высоченные живые сосны (возрастом не менее 80 лет каждая). Как известно, живые деревья не горят; зачем же безвестные варвары свалили их? А вот зачем: от каждой сосны  была взята нижняя часть (!) ствола для изготовления удобного стола и скамеек, чтобы некие двуногие свиньи смогли с комфортом потребить свою снедь. …На последнем субботнике на озере Ястребиное мы развешивали на деревьях таблички «Бросил в лесу мусор – пять лет не будет хорошего секса» (нас еще некоторые осудили за вульгаризм). Зрелище вот такой бессмысленной жестокости тоже невольно заставляет пожелать каких-нибудь проблем в личной жизни тому, кто догадался это сделать. Кто вы, свиньи с бензопилой, бесчинствовашие в заливчике за островом Сусаари в июле-августе этого года?

Альтернативы

К перечисленным проблемам Ладожских шхер обязательно нужно добавить совершенно обнаглевшее браконьерство. Почти у каждой «шашлычной» стоянки в куркиекском заливе была натянута сеть. И, похоже, Рыбнадзор сюда годами не заглядывает. Вы спросите, почему мы не срезали сети? Отвечу: мы малодушно испугались это сделать. Подлецы-браконьеры растягивают свои сети прямо перед своими палатками, и чтобы их срезать, нужно иметь более быстроходное судно, чем у них. У нас была гребная лодка, полная мусора и людей, у них – катера на бензиновых двигателях…

Наверное, немалую часть публики подобные грустные картины заставляют уповать на некоего доброго Хозяина, который-де придет, возьмет все в аренду и наведет Порядок… Поверьте опыту – этот «порядок» будет выглядеть не менее отвратительно, чем анархия куркиекского залива. Пример – дивный остров Койонсаари, до которого мы на сей раз так и не доплыли и на котором «арендатор» в этом году начал коттеджную застройку. В ответ на запрос организации «Зеленая волна» Министерство природопользования и экологии Республики Карелия на голубом глазу ответило, что коттеджи (двухэтажные, на бетонном фундаменте) являются «временными сооружениями»! Другой пример – залив Мариенлахти, где Управление делами Президента построило очередную дачку, и где теперь запрещено высаживаться байдарочникам. Тревожные вести приходят и с острова Кухка – по словам туристов, там тоже началась застройка и людей гоняют со стоянок. Продолжается застраиваться и огораживаться остров Кильпола, включая «арендованные» участки Лесного фонда. Прокуратура на заявления местных жителей пока не реагирует.

Нет – пресловутые «хозяева» способны облагородить только ту территорию, которую они хапнули и огородили забором. То есть только – для себя. Единственный способ облагородить Ладожские шхеры для всех (по крайней мере, сделать первый шаг в этом направлении) – это создание национального парка с соответствующим штатом сотрудников и финансированием. Но карельскому руководству нацпарк не нужен – ведь он помешает бесконтрольной распродаже земли под застройку и сдаче в аренду под поруб.

Р.S. – Нехорошо заканчивать статью на грустной ноте. Закончим на оптимистичной. Организация «Зеленая Волна» планирует 14-15.09 (в рамках большого антимусорного проекта «Мусора больше нет» и «Блогер против мусора») проведение массовой экоуборки в окрестностях куркиекского залива и залива «Кочерга». Приглашения принять участие в субботнике уже направлены главе Республики Карелия Александру Худилайнену и министру природопользования и экологии РК Виктору Чикалюку. В том смысле, что раз уж вы столь активно не создаете нацпарк, чем способствуете деградации Ладожских шхер, то приезжайте в шхеры сами, берите мешки-перчатки и разгребайте результаты своей «активности».

Ирина Андрианова, «Открытый берег». Статья опубликована в «Новой газете. Спб» http://www.novayagazeta.spb.ru/2013/63/4

 

Запись опубликована в рубрике Главная, Республика Карелия, С-Петербург и область, Экоуборки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.