ДЕБИЛ НА МОТОРЕ – ЛЫЖНИКУ ГОРЕ

Почему снегоходы и квадроциклы оккупируют лыжные трассы?

Мне кажется, что уже очень скоро торговля беговыми лыжами в России прекратится. Ведь для того, чтобы на эту продукцию существовал спрос, необходимо, как минимум, наличие лыжных трасс. Да что там трасс – хотя бы просто лесных участков, где можно проложить лыжню и куда не прорвутся «хищники» – снегоходы и квадроциклы.
В последнее время оккупация загородных лыжных маршрутов авто-мото-транспортными средствами с грустью констатируется всеми, кто привык проводить выходной день на лыжне. Водители снегоходов и квадроциклов по отношению к лыжникам воспроизводят популярный в начале 90-х жанр «мерседес против запорожца». На городских автомобильных дорогах этот жанр в чистом виде практически умер: владельцев дорогих машин стало так много, что они стали мешать друг другу, и волей-неволей вынуждены были цивилизовать свое поведение. На лыжне же владельцам богатых «авто» – пока что раздолье. Их еще не настолько много, чтобы натыкаться друг на друга и социально «обтесываться». Стада робких овечек на лыжах – конечно, не причина, чтобы «реальные пацаны» на «Ямахах» стали себя в чем-то ограничивать. Поэтому стиль «крутого мерса» вновь воскрес в зимнем лесу. Со всем присущим этому жанру неподражаемым хамством.

Бензиновая оккупация

После проехавшего по лыжне квадроцикла (даже одного, а ведь обычно «хозяева жизни» любят прогуливаться группами) пользоваться ею нельзя вплоть до следующего большого снегопада. Который, понятно, будет неизвестно когда. Снегоход к лыжне более гуманен: ехать теоретически можно, но… лишь через несколько минут. А если стоит безветренная погода, то и того позже. Транспортные средства на бензиновых двигателях приносят с собой то, от чего мы бежали из города в лес – смрад выхлопных газов. Несколько снегоходных групп на лесной тропе – и лыжная прогулка безнадежно испорчена. А если на лыжню соизволил заехать «крутой» товарищ на квадроцикле, то сразу сотня прибывших из города лыжников могут садиться в электричку и ехать домой. Ибо лыжня уничтожена.

Вопрос «Зачем автосредства заезжают на лыжню и портят ее?», вероятно, неуместен: понятно, потому что им так удобно. Квадроцикл по снежной целине вообще не проедет; он – враг лыжни везде, где бы не оказался. Водитель снегохода легко проедет по глубокому снегу; но ездить по проторенным тропинкам (в зимнее время превратившимся в лыжни) – понятно, приятнее. А на лыжников ему, само собой, глубоко наплевать. Снегоходы появляются на лыжне, как бич божий: сначала издали слышится аргессивный рев, потом на лыжню торжествующе въезжают модно одетые «экстрималы» (почему-то они так себя называют) с характерным выражением лиц под названием «морда кирпичом». Лыжникам остается только как можно скорее отпрыгнуть на обочину, утонув в глубоком снегу; а потом, когда «реальные пацаны» проедут, им предстоит еще долго дышать выхлопом бензиновых двигателей.

Жалобы на захват лыжней Карельского перешейка бензиновыми «отдыхающими» несутся со всех сторон. Три года подряд квадроциклы регулярно портят популярную лыжню в Лемболово-Орехово. Очень понравились богатым «гостям» лыжни в районе 67-69 км Приозерского направления. Теперь в лыжный интернет-дискурс вторгается новая тема: «Товарищи, а есть ли где-нибудь лыжни, куда авто-мото заехать не могут? Или о которых они пока еще не знают? Товарищи, подскажите!» Информация передается из уст в уста – там-то и там-то «реальных пацанов» пока еще не видели. Но, увы, «бензиновые» захватывают все новые пространства со скоростью растекающегося чернильного пятна. Им-то проще – у них мощные железные «кони», а мы передвигаемся на своих двоих. К тому же тем, кто по непонятным причинам нарек себя «экстрималами», тоже больше нравится рассекать «бескрайние снежные просторы» (как гордо вещает реклама снегоходов и квадроциклов), а не тащиться в хвосте других «экстремалов», дыша дружественными выхлопами. Учитывая, что продажи квадроциклов и снегоходов в Ленинградской области все время растут, можно быть уверенными – скоро «крутые парни» в шлемах объявятся в самых удаленных уголках. А нам с вами, лыжникам, придется оттуда убраться.

Я не случайно провела параллель с началом 90-х. Пару лет назад наша группа лыжных туристов столкнулась в группой снегоходов на полях (!) в районе 67 километра. Несмотря на наличие огромного открытого пространства вокруг, один из снегоходчиков пожелал проехать точно по тому месту, где находились лыжники. Мы перекладывали вещи из рюкзаков и не могли сразу сойти в сторону. «Реальный пацан», сопровождая свою речь нецензурной бранью, все-таки заставил нас спрыгнуть с лыжни (в противном случае мы рисковали получить травмы под его полозьями). Спереди у «экстримала» сидел его маленький сын – видимо, будущая достойная смена хаму-папаше. Вопрос – зачем ему понадобилось непременно проезжать именно по нашим следам? Видимо, для некоторых людей дорогая автотехника – это повод продемонстрировать свое доминирование. Добавьте к этому вечерний безлюдный лес, отсутствие свидетелей, чувство безнаказанности – этого будет достаточно, чтобы в примитивном индивиде проснулись его худшие душевные свойства.

Такой вот пренеприятнейший "мототип"

Платежеспособный спрос

С одной стороны, посещение леса разрешено всем (если столько статус особо охраняемой природной территории не запрещает въезд туда моторным средствам; но за выполнением этого запрета следить все равно некому). Ограничить въезд любых авто на лесной участок мог бы его арендатор, но где ж это вы видели арендатора, который будет радеть о благе народа, а не самых богатых его представителей? Поэтому аренда под рекреацию, которая чисто теоретически могла бы решить проблему лесного беспредела (не только моторного, но и, например, мусорного), на деле только создает новые проблемы (незаконные заборы и перекрытие доступа всем, кроме своих), а потому давно дискредитировала себя как класс. По идее, в защите прав лыжников должны быть заинтересованы базы отдыха, которые, хоть и не арендуют прилегающую лесную территорию, фактически используют ее для извлечения прибыли (катание отдыхающих, взявших на базе лыжи напрокат). Однако вот какая штука: бизнес, в том числе и рекреационный, стремится удовлетворить наиболее платежеспособный спрос. Если надо, то в ущерб менее платежеспособному. Скажем, если база отдыха одновременно сдает в аренду и лыжи, и снегоходы/квадроциклы, то она не станет особо «гонять» арендаторов моторов, даже если на них будут жаловаться лыжники. С каждого мотора база получит на порядок больше денег, чем с лыжника; поэтому, даже если из-за оккупации лыжни моторами на базе случиться отток лыжников, она не сильно пострадает. Эта ситуация сродни конфликту интересов пассажиров электричек и «Сапсана». Чтобы между Москвой и Питером мог курсировать поезд для «крутых», жителей Ленинградской, Новгородской и Тверской областей лишили половины электричек. Спрос на электрички огромен, однако суммарная выручка с них приносит ОАО «РЖД» меньше дохода, чем с узкого элитного круга пассажиров «Сапсана». Поэтому менее платежеспособные изгнаны, более платежеспособные – торжествуют. Года три назад я с удивлением узнала, что даже на дорогом курорте «Охта-парк» лыжники тоже страдают от нашествия снегоходов, которые почему-то ездят по тем же трассам. Нелогично? С точки зрения прибыли – вполне логично. Неважно, кто именно платит; главное, что доход есть. С этой точки зрения вполне логичным для рекреационного бизнеса будет и вовсе уничтожить беговые лыжи как жанр, пересадив всех (всех, кто готов платить) на моторные средства, наводнив леса индустриальным ревом и бензиновым смрадом. И, пока клиентам снегоходов не надоест подобная сомнительная «рекреация», бизнес никаких решительных мер предпринимать не станет. Даже продавцы беговых лыж, о которых я говорила вначале, вряд ли вступят в борьбу за лыжника. Если они почувствуют снижение спроса на беговые лыжи, то, скорее всего, просто сосредоточатся на более спрашиваемых вещах – сноубордах, санях, тех же костюмах для квадроциклистов….

Кто защитит здоровый образ жизни?

Все это особенно печально, ибо среди всего перечисленного беговые лыжи – самый демократичный, а также самый здоровый и «спортивный» жанр. В отличие от любителей горных лыж и сноубордов, которых вверх тянет электроподъемник, а вниз – сила всемирного тяготения, беговые лыжники движутся исключительно за счет мышечных усилий. Отсюда – большая требовательность бегового спорта к здоровому образу жизни. Вы вряд ли увидите на беговой трассе людей с сигаретами и в подпитии; зато на горнолыжном склоне таких – сколько угодно. За исключением узкого сегмента настоящих спортсменов, посетители горнолыжных склонов практикуют скорее не спорт, а необременительное развлечение наподобие аквапарка. К тому же, обходящееся на порядок дороже, чем прогулки на беговых лыжах. Впрочем, по сравнению со снегоходами и квадроциклами сноуборд – это чуть ли не силовой спорт; водители мотосредств могут вообще не уметь ходить пешком, иметь огромный пивной живот и выезжать на трассу в нетрезвом виде (в лесу гаишников нет).

Таким образом, вытесняя из леса беговые лыжи, организаторы досуга на мотосредствах (а также те, кто их продает и рекламирует) лишают возможности здорового и доступного отдыха большую часть горожан в угоду меньшей, но более платежеспособной части. Здесь можно было бы пофантазировать насчет злобных врагов русского народа, которые хотят превратить всех нас в пассивных недееспособных потребителей, которыми легко манипулировать и т.п., однако причина проще: бизнес выбирает наиболее платежеспособный спрос. Аналогичным образом в окрестностях Лосевского порога спортсмены-каякеры и байдарочники постепенно вытесняются рафтами, катающими участников пьяных корпоративов. Вытесняются, в том числе, физически: почти вся береговая линия занята свежепостроенными базами отдыха. У спортсменов нет возможности даже пробежать вдоль воды, чтобы проследить за плывущими товарищами. И тут, как говорится, «ничего личного – только бизнес». Общедоступный спорт и отдых вытесняются просто потому, что элитные (и не слишком здоровые) развлечения можно продать дороже.

Выходит, что проблема в принципе не решаема? Наверное, все-таки это не так. Комитет по физической культуре и спорту СПб, уж коли их областным коллегам этим заниматься недосуг, мог бы выступить в защиту лыжников. На самых популярных въездах на лыжные трассы можно установить символические заграждения от автотехники и информационные щиты. Известно, что большая часть моторных средств, бороздящих лыжни, принадлежит базам отдыха и сдается в прокат (конечно, некоторые богатые дачники имеют подобные вещи в частном пользовании; но катающиеся группы, скорее всего, берут технику на прокат, ибо частникам трудно сорганизоваться вместе). Комитет мог бы обратиться к районным и региональным властям Ленинградской области с просьбой о сотрудничестве, которое выразилось бы в убедительной просьбе хозяевам баз усерднее следить за своей «паствой». Когда зимой 2011 года группа квадроциклов сильно испортила лыжню в Лемболово, темой заинтересовались в телекомпании ТВ100. Съемочная группа посетила две окрестные базы отдыха, откуда теоретически могли быть родом железные «кони», испортившие трассу. Там журналистов заверили, что выданные на прокат квадроциклы ездят только по определенным маршрутам. Было очевидно, что проверить эту информацию нельзя было никак; однако, если от властей поступит внятный «заказ» и угроза санкций, то базы найдут способ следить за поведением клиентов (вплоть до обязательного сопровождения любой группы инструктором). Вероятно, можно найти способ воздействовать и на богатых индивидуалов. Как правило, все они владеют дачами недалеко от мест своего катания. Мото-нарушителей на лыжне можно фотографировать, «пробивать» по номерам имена и адреса владельцев, публиковать данные в интернете, отправлять к ним официальных лиц для разъяснительных бесед и т.д. Можно убедить продавцов мототехники вешать в салонах плакаты типа «Купил квадроцикл – это не значит, что теперь все позволено». Конечно, с мелкими передвижными нарушителями бороться сложнее, чем с крупными и статичными (например, с теми же незаконными коттеджами). Однако будет глупо и обидно, если мы без сопротивления отдадим наше право спокойной лыжной прогулки каким-то богатым дядям на дорогих машинах.

Ирина Андрианова. Статья опубликована на сайте Леноблnews.info http://lenoblnews.info/society/item/2007-motori_vs_lizhi.html

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: ДЕБИЛ НА МОТОРЕ – ЛЫЖНИКУ ГОРЕ

  1. Анатолий Нестеров говорит:

    Я в кино видел, там партизаны трос натягивали между деревьев, против оккупантов на мотоциклах.

    • serbor говорит:

      Так это в кино, Анатолий! А в реальности должны работать закон и человеческая культура. И понимание, что «отдыхать» верхом на моторе – это дикость, обкрадывание самих себя. Ведь что может быть лучше, чем пройтись на лыжах по заснеженному бору или ельнику, освещённому солнцем? Воздух, небо синее сквозь лапник – и ТИ-ШИ-НА!:)

  2. Александр говорит:

    Летом катался на квадре, расчищал просеки, зимой продолжил и конечно испортил лыжню(не специально). НО я еду по расчищенной МНОЮ дороге и ИМЕЮ право по ней ехать! Лыжникам следует кататься там где уже и не пройдёт техника(со временем так и будет), вам же всё ровно(т.е. не выбирайте самую широкую дорогу).

    • Ирина говорит:

      Ваша позиция вряд ли найдет понимание у кого-то, кроме таких же товарищей на «квадрах». «Я имею право здесь ездить, потому что я имею право здесь ездить» – примерно так, и логики никакой, кроме «права сильного». Почему же лыжники обязаны выбирать, как вы говорите, только ту дорогу, по которой не может проехать техника? В последнее время технике подвластны даже самые непроезжие пути, такая техника пошла. Так что же, лыжники имеют право только по бурелому ездить, куда техника пока что не добралась? Вобщем, я призываю вас просто думать о других. От катания на квадроциклах выигрывают единицы, а страдают – сотни. И посылают вслед «всадникам» сотни проклятий. А насчет расчистки дороги – так ведь вас никто и не просил этого делать, вы это сделали опять таки ДЛЯ СЕБЯ.

  3. Александр говорит:

    Квадроцикл на лыжне – явный признак того, что его водитель или кретин или как личность недалеко ушел от капризного избалованного ребенка, разрушающего в песочнице чужие куличики. То, что он выглядит как мужик, не должно вводить нас в заблуждение. Мы видим организм, который ещё не стал человеком, не достиг той степени адекватности, которая свойственна нормальной личности, нормальному мужику. Нормальный мужик по лыжне идет на лыжах.
    Много таких неадекватных людей? Я думаю, не так много. Большинство разрушителей лыжни просто не понимают, как они выглядят со стороны. Те немногие водители квадров, которых я застал за порчей моей лыжни, достаточно вежливо извинялись, хотя их было много, а я один.
    Я думаю, что у людей нет другого выхода, как договариваться о какой-то норме. А что такое норма? Норма, это когда на одной просеке трасса для квадроциклов, а на другой, параллельной – хорошая накатанная лыжня. О первой должны заботиться квадроциклисты, о второй – лыжники. И все будут счастливы и никто никому не будет мешать.
    Разрушить лыжню квадроциклом в моральном плане то же самое что взрослому верзиле обидеть беззащитного ребенка. Лыжня точно так же беззащитна перед прокладывателем колеи. Когда-то наверное квадроциклисты придут к пониманию этого простого и наглядного факта. Хотелось, что бы поскорее.