ВИЛАМИ ПО БАЛДЕ

В Подмосковье латифундисты хотят окончательно похоронить Водный кодекс. Вместе с жителями.

В Одинцовском районе около 20 деревень могут лишиться доступа к Москве-реке и окрестным водоемам: на протяжении более 10 км береговая зона находится в частной собственности государственного банка, что хотя и противоречит законодательству, однако оправдывается судом. Вместо родных пойменных лугов селянам предлагают оставить трехметровый проход к соседней деревне.

Правозащитники в области охраны водоемов уверяют, что захват водоемов
приобретает устрашающий размах и берега некоторых водохранилищ находятся в частной собственности практически на 100%. В Ленинградской области решают проблему болгарками. В Подмосковье поговаривают о вилах.

Частная малая Родина

«Управление делами президента тоже нарушает закон: забор у них стоит до уреза воды, и туда не пройдешь, — Кирилл Суворов, который живет в селе Уборы, по собственному заверению, 37 лет, показывает окрестные места. — Но это нарушение испокон веков было, хотя все это и неправильно и очень печально, конечно».

Деревни Уборы и Дубцы (с.п. Успенское) ютятся на пригорке, от домов дорога спускается к двум черным прудам (много ила на дне, объясняет Кирилл) — большому и малому, между прудами узкий переход, обсаженный деревьями. Большой пруд в форме сильно вытянутого прямоугольника по длинному берегу граничит с пансионатом Управделами президента «Сосны». Бор на холме сажали еще при графе Шереметеве, но теперь он огорожен высокой решеткой прямо по берегу водоема. Селяне привыкли. Не возмущаются.

Вот только пару лет назад забор появился и на противоположной стороне пруда: сетка уходит в воду, а весь пляж — в частные руки. Впрочем, малый пруд не огорожен и по-прежнему доступен жителям. Но это только половина правды: берега обоих прудов, а также пойменные луга за «Соснами» и берега узкой Москвы-реки
принадлежат ОАО «Банк ВТБ». Всего чуть больше 100 га. На противоположном берегу реки у банка — больше 200 га, проход к воде там пока есть. «В районе деревни Грибаново, это тут недалеко, тоже есть земля ВТБ. Но там люди не борются, как мы, не пишут — и реку уже огородили. Купаться теперь к нам ходят», — говорит
Кирилл Суворов.

Местныежители утверждают, что, если банк перекроет доступ на всю частную береговую полосу, доступа к реке лишатся около 20 деревень. Если учесть молчание судебных органов, ничто не мешает сетке у Шереметевских прудов обернуться заборами на сотнях гектар, и тогда людям не видать ни реки, ни прудов, ни пойменных лугов, а сосны и без того давно потеряны. «В лес за грибами я езжу за 260 км от Москвы в сторону Дубны», — признается Кирилл.

Извините, но это наша собственность

Согласно Водному кодексу, полоса береговой линии вдоль водного объекта предназначена для общего пользования и не может оформляться в частную собственность. Если ручей меньше 10 км, свободной должна оставаться линия шириной 5 метров, если длина реки больше 10 км — 20 метров соответственно. В статье 8 сказано, что «каждый гражданин вправе пользоваться (без использования механических транспортных средств) береговой полосой водных объектов общего пользования для передвижения и пребывания около них, в том числе для осуществления любительского и спортивного рыболовства и причаливания плавучих средств».

После нескольких лет обращений местных жителей одинцовская прокуратура провела в 2011 году проверку, выяснив, что Шереметевские пруды находятся на притоке первого порядка Москвы-реки и действительно попали в границы приватизированных участков, что нарушает права Российской Федерации в части этих самых 6-й и 8-й статей Водного кодекса. Прокурор подал иск к ОАО «Банк ВТБ» и Кадастровой палате Московской области, требуя признать постановку на кадастровый учет незаконной. Почти год длилось разбирательство. Месяца три назад иск был оставлен без удовлетворения, но оснований местные жители так и не узнали.

«Но решение суда до сих пор никто не видел. Это грубейшее нарушение закона, я уже поставила в известность Верховный суд. Без публикации на сайте жители не имеют возможности обжаловать это решение», — рассказала «МК» депутат Госдумы Светлана Горячева, которая помогает селянам.

Аналогичная ситуация сложилась и в районе деревни Иславское, где банку принадлежит больше 200 га земли, в том числе около 2 км береговой линии реки. «Администрация подала в суд, и через десять с половиной месяцев проиграла. Мы просили обжаловать решение, но чиновники отказались», — рассказал местный житель Борис Барыкин.

Договориться с банком о сервитуте у селян пока не получается. «Недавно представитель ВТБ приезжал по нашей просьбе, но сказался не полномочным обсуждать вопрос доступа к береговой линии. Все, что нам предложили, — трехметровый проход к реке и соседней деревне», — рассказывают в Уборах. «Ну что, года два назад приехал их представитель, мы ему долго рассказывали о том, что берега должны оставаться в свободном доступе, а он стоит, молчит, голову опустил. Потом прислали из банка письмо: так и так, а это наша собственность», — говорит Барыкин.

А ведь Шереметевские пруды кроме охранного статуса водного объекта обладают и культурным. По информации Министерства культуры Московской области, водоемы являются частью объекта культурного наследия «Усадьба Шереметевых. Парк». К выявленным памятникам истории и культуры это место отнесли еще в 1998 году, но, чтобы включить объект в реестр памятников истории и культуры РФ, необходимо провести экспертизу. Денег на нее у области не было, не предвидится и в 2012—2013 годах. До внесения объектов в реестр зоны охраны не разрабатываются.

В компании ВТБ Недвижимость «МК» заверили, что освоение частных земель будет осуществляться в полном соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе и Водным кодексом (на момент получения комментария забор у Шереметьевских прудов тем не менее еще стоял). «Москва-река в границы земельного участка не попадает», — рассказали в банке. Что касается застройки территории, проектирование отложено по причине ареста участка. (Суд действительно еще в 2011 году наложил арест на землю, который пока не снят.)
При этом августовского решения суда ВТБ также не получал.
В то же время на частной территории может быть построена дорога, которая свяжет Новую Ригу и Рублево-Успенское шоссе. «К этому вопросу необходимо подходить комплексно, с привлечением администраций Москвы, Московской области и с.п. Успенское. Так как только они обладают всей информацией, необходимой для системного решения транспортного вопроса. Мы приветствовали бы строительство такой дороги, поскольку она позволила бы снизить высокую транспортную нагрузку рублевской трассы», — отметили в компании ВТБ Недвижимость.

Москва, в которой есть чем дышать.

Между тем с 1 июля земли в районе сельского поселения Успенское стали Москвой. В столицу не взяли деревни, а вот живописные пойменные луга приняли охотно. При этом где точно проходит граница — не известно. В Москву вошли 14 населенных пунктов, в том числе Горки-10 и само Успенское, а также пансионаты «Сосны», «Петрово-Дальнее», «Маслово». Ранее чиновник местной
администрации рассказал «МК», что в основном на отошедшем Москве участке
расположены сельхозполя и зоны отдыха, а крупнейшими собственниками земли
являются ОАО «Банк ВТБ» и Московский конный завод №1. Глава стройкомплекса
Марат Хуснуллин объяснил, что земли присоединили, «потому что была такая
возможность», но «конкретных планов пока нет». Источник в горадминистрации
Москвы рассказал, что решение о присоединении участка было принято в Кремле и,
скорее всего, будет использовано для нужд уже расположенных санаториев
Управления делами президента и правительственных резиденций.

«Из-за этих заборов выход один — на шоссе»

«Сегодня незаконно захвачены порядка 80% береговых полос подмосковных водоемов. Это статистика рыбаков, которую подтверждают эксперты в
области недвижимости», — рассказал «МК» координатор всероссийского движения
«Открытый берег» Сергей Менжерицкий. Однако 80% — это еще хорошая статистика, в Подмосковье уже есть водоемы, берега которых захвачены полностью. «Можно назвать Пироговский рукав Клязьминского водохранилища — он захвачен почти полностью. То же касается Пироговского водохранилища, там статистика захвата колеблется от 90 до 100%. На берегах поселились несколько воров в законе, и, когда мытищинский прокурор попыталась восстановить закон, ее просто зверски
избили», — перечисляет Менжерицкий.

Движение «Открытый берег» исчисляет захваты берегов в Подмосковье десятками, на сайте в открытом доступе даже висит карта жалоб местных жителей. «Коттеджный поселок на месте деревенского пляжа. Живописный берег с песчаным пляжем забетонирован, что категорически запрещено законом, береговая линия перекрыта забором» — эту запись сделали жители деревни Новораково на Истринском водохранилище в мае 2011 года. «Собственник участка закрыл доступ к озеру! Проход к озеру закрыт! Со всех сторон забор! Пожилые люди плачут, ведь они всегда использовали данный пруд для нужд деревни, дополнительно пруд использовали как противопожарный водоем», — пишут из деревни Захарково. «Перекрыта единственная дорожка для пешего прохода к воде. Охранник, собака на цепи. Аргументация — частная собственность. Висит табличка — штраф за
проход 50 000 рублей. Проход по береговой линии перегорожен забором и
проволокой, а это уже рядом с Красногорском». «МК» прошлым летом писал о
захвате пойменных земель речки Истры Сбербанком России: среди исторических
холмов на берегу реки госбанк решил построить огромный университет с коттеджным поселком для преподавателей.

Жители называли инициативу «кафкианским безумием» и недоумевали, почему учиться нужно непременно в водоохранной зоне.

«Пример подают высшие чиновники страны, для которых в общей сложности огорожено порядка 15 км береговой линии Черного моря.

Неудивительно, что люди помельче и бизнес активно берут пример», — резюмирует Менжерицкий. Выхода, по его словам, из сложившейся ситуации есть два: соблюдение закона либо народный бунт. «Учитывая, что Водное законодательство высшее руководство страны своими поступками надежно похоронило, остается второй вариант. Я езжу по стране и вижу, как ситуация разворачивается именно по этому сценарию. В Ленинградской области заборы спиливают ночью болгарками — если суд вынес решение о незаконном захвате, а сетка все еще стоит. В целом народ обещает, что разрушит заборы и на этих же заборах повесит владельцев», — говорит правозащитник.

О таком же сценарии подумывают и жители Уборов. «А что, если все огородят, придется только в сарай идти — там вилы наточены еще стоят. Тогда они, конечно, созовут ОМОН, но мы поборемся. Мы тут столько лет живем, а теперь практически родину отнимают». Борис Бастрыкин вторит: «Мы с селянами уже
говорим, что между заборов нам путь остается только на Рублевское шоссе.
Перекрывать». «У нас народ всегда нелегко жил, но имел утешение в родной
природе. Когда отнимают самое последнее, терпение может и лопнуть», — вздыхает
Менжерицкий.

Единственный положительный пример добровольного открытия захваченного берега пока зафиксирован в Москве. Общественную набережную Серебряного бора, оказавшуюся в распоряжении «Лукойла», после выяснения всех обстоятельств открыли для населения.

Алина Фадеева, МК

http://www.mk.ru/social/article/2012/11/08/771872-vilami-po-balde.html

Запись опубликована в рубрике Москва и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: ВИЛАМИ ПО БАЛДЕ

  1. Ольга говорит:

    До 90х годов прошлого века в Жуковке, Усово, Барвихе, Успенском были раздольные поля, луга вдоль Москва-реки. Были здесь рыбаки, красивые закаты, склоны весной покрывались подснежниками. От Барвихи до Успенского можно было свободно пройти вдоль реки. В лесу сооружали волейбольные площадки. И в выходные сюда приезжали туристы, отдыхающие. Для многих москвичей здесь были любимые местами отдыха.
    Но во что же превратились эти поля сегодня. В каменное нагромождение, скопление высоких, мрачных заборов с многочисленными подозрительными охранниками. С большими автомобильными пробками по выходным, особенно, если перекрывают трассу для важных гостей.
    У нас сегодня ругают за скученность в Москве. Но опять создают скученность в ближнем Подмосковье. Несмотря на то, что здесь Рублёвское водохранилище, которое снабжает водой Москву, и леса – лёгкие Москвы.
    Куда бы вы ни приехали, с первого взгляда уже можно оценить работу местных органов управления. Очень часто – это грязь, сор в местах отдыха, разбитые дороги. Т.е. с местной властью у нас сегодня явно большие проблемы. Ну а вдоль Моска-реки ситуация несколько иная – нагромождение высоких добротных кирпичных заборов, которые напоминают о временах безвластия, безнравственности, временах бандитского передела. О временах нуворишей, позорящих нашу власть, наши законы, которые запрещают перегораживать берега.
    Напоминают о временах коррупционеров всё подряд продающих и всё подряд покупающих.
    И невольно думаешь, они сбегут в свои авшоры, а нам, нашим потомка останутся одни заборы и загубленная природа…
    Сегодня в Успенском, Горках, Петровом – Дальнем появился новый хозяин. Его передали во владение Москвы. Поскольку конкретных планов пока нет, очень хотелось бы надеяться, что хозяин будет разумный. Способный составить план местности, что бы новые постройки не портили природу. Что бы сохранились природные ландшафты, берега реки, места отдыха. Что бы о нашем поколении сказали, и в те времена были здравомыслящие люди.