ДИАЛОГ С ЗАХВАТЧИКОМ

Недавно один из модераторов сайта поспорил в ЖЖ со сторонником олигарха Михаила Прохорова. Естественно, разговор зашел о праве на общедоступность природных ресурсов. Мы предлагаем вам, уважаемые читатели, самим оценить качество аргументации обоих оппонентов и сделать собственный вывод.

Лента комментариев отталкивалась от этого текста http://muacre.livejournal.com/119950.html#cutid1 – прохоровского агитационного материала, опубликованного в «Коммерсанте», который наш собеседник, сторонник Прохорова, разместил в своем ЖЖ.

…»Открытый берег» (ОБ): Я внимательно прочла программу Прохорова. Если исключить из нее набор «правильных» демократических лозунгов, которые понадерганы из риторики ораторов Болотной, «Эха Москвы», «Новой Газеты» и тому подобных ресурсов, то это программа для буржуазии, причем, в основном, крупной. Чего стоит один тезис «снятие всех ограничений на использование земли». Единственные ограничения на рыночный оборот, которые у нас еще остались, касаются земель ООПТ (заповедников, заказников и проч.), Гослесфонда, Водного фонда и береговых полос водных объектов. Это по закону еще нельзя приватизировать, огораживать и застраивать. Легальный захват (нелегальный, понятно, имеет место и сегодня, но в меньших масштабах) всего этого добра приведет к тому, что не только «вэлферные категории» граждан, но и средний класс не сможет погулять в лесу и посидеть у водоема. 

 

Сторонник Прохорова (СП): «Снятие всех ограничений на использование земли» — это реально нужно делать. Главная проблема тут «земля сельскохозяйственного назначения», которую использовать под строительство нельзя. И она простаивает – это раз, и чиновники решают, что тут у нас сельхозназначения, а что нет – это два.  То есть коррупция тут запредельная.
У меня знакомые купили заброшенные земли, подумали и решили там дачный кооператив сделать, не для богатых людей, а для тех, кто будет овощи выращивать. Перевод из с\х назначения оказался в разы дороже самой земли. Плюнули, земля простаивает, заростает лесом. Эти ограничения — тормоз для малоэтажного строительства, причина высоких цен на жилье и офисы, тормоз строительства дорог и инфраструктурных объектов.
Свобода бизнеса (свобода предпринимательства) — это право гражданина, такое же как свобода совести, передвижения, собраний и прочее. И ограничение в этом праве одного гражданина возможно в той же мере и в тех же случаях, как и для остальных прав, только если нарушаются права другого гражданина. Заповедники, например, были придуманы не при социализме. Их в США полно. Береговые полосы, имхо, скорее надуманный запрет, если его абсолютно толковать. Но в Испании тоже их ввели и запретили строительство в 200 м от моря.

(ОБ): Что ж, если у вас есть собственная береговая полоса, которую вы огородили и препятствуете (в нарушение ст. 6 Водного Кодекса) доступу на нее граждан, то ст.6 для вас – действительно «надуманный запрет». А если вы – турист, желающий прогуляться вдоль озера, желающий искупаться и не имеющий возможности это сделать, потому что все озеро в нарушение закона окольцовано линией элитных дач – то запрет этот будет для вас не надуманным. Это будет жизненная необходимость))
Еще 7-8 лет назад, когда берего- и лесозахваты не имели таких масштабов, протесты против оных рифмовались среди либеральной журналистики исключительно с «голытьбой», которая «завидует богатым» и мешает им красиво жить на кровно заработанные деньги. А года три назад к нам (я – член экологической организации) начали активно приходить с жалобами на захваты…. представители в том числе и среднего класса!! Оказалось, что их (возможно, также неправомерно) отхваченные участки в 50м от воды не гарантируют того, что не придет еще один богатый дядя, не «отбашляет» чиновнику и не купит эти 50м вместе с неприкосновенной береговой полосой. Вот вам и «электорат Прохорова», вот вам и буржуазия. Оказывается, природы-то, ресурсов-то на всех не хватает. И без элементов социализма в экономике никак не обойтись. Длина всей береговой линии всех водных объектов Ленинградской области – 56000 км. В относительно доступном «рекреационном поясе» – менее половины, где-то 25000 км. Даже если поделить ее без остатка на всех желающих, то на всех не хватит!!!! И как выглядят озера и реки, мы с вами забудем навсегда.

(СП): Запреты — это и есть социализм? Я так и знал.
Вот, например, порт. Он не дает права гулять по берегу. Или санаторий со своим пляжем, или отель, лодочная станция, яхт-клуб для олигархов, «Артек» для пионеров, например. Это что – нельзя порты, санатории и отели строить, что-ли? Или они обязательно должны принадлежать государству, а мы с вами не можем вдвоем такой бизнес начать? Или для санаториев можно, а для жилья и дач запрещено?
Я считаю, что по умолчанию должно быть разрешено рабочему построить дачу на берегу с нырялкой прямо из бани, а банкиру – с причалом для яхты. Но решать должны органы местного самоуправления, а еще лучше местный референдум для каждой конкретной местности. А не 100% запрет в законе.

(ОБ): Не передергивайте. Социализм – это не запреты, а честное распределение русурсов, которых становится все меньше. 200 лет назад собственный берег не выглядел такой проблемой, как сейчас, потому что берегов было столько же, а людей на планете – кажись, где-то миллионов 300. Сейчас антропогенная нагрузка выросла более чем в 20 раз. Рассудок должен подсказать, что подобную свободу потребления берегов нужно ограничить. Далее, органы МСУ являются самым слабым звеном в коррупционной цепочке: они материально зависимы от влиятельных застройщиков. На деле все как раз и происходит так, как вы сказали: застройщики «башляют» сотрудникам МСУ и те не реагируют на их нарушения ст.6 ВК, либо продают им береговые полосы, не подлежащие приватизации согласно ч.8 ст.27 Земельного Кодекса. Органы МСУ всегда «решают» в пользу застройщика, который платит.

Но самое важное – органы МСУ не имеют права принимать решение по берегам хотя бы потому, что последние принадлежат всему народу, а не им одним. В противном случае окажется, что побережье Черного моря принадлежит, например, жителям МО «Город Геленджик», и эти жители в ходе поселкового «референдума» вправе принять решение о полной распродаже «своего» побережья частникам. Таким образом, без Черного моря останутся не только жители прибрежных поселков, но и все россияне, которые больше не смогут приехать сюда отдохнуть. Это – абсурд.  - Ред.
Портовые сооружения, а также стратегические объекты в ВК оговорены особо. Санатории – разумеется, должны соблюдать закон на общих основаниях. Тем более что обычно под видом санаториев, баз отдыха и т.д. практикуются обычные коттеджные поселки и обычные домовладения. Это дешевле и проще оформить. Отели тож. Лукавая такая есть формулировка – апарт-отель. На самом деле –  обычный дом, где разве что прописаться нельзя.
Вобщем, вы либо из принципа спорите, либо и впрямь принадлежите к классу «береговладельцев». Потому что всерьез говорить, что «должно быть разрешено рабочему построить дачу на берегу с нырялкой прямо из бани, а банкиру с причалом для яхты» – нельзя. Я таких берегов по Ленобласти знаю много, и банкирские, и прокурорские, и бог весть еще какие. И почему-то толпы народу, которые этими «рабочими» и «банкирами» отрезаны от воды, вашу точку зрения не разделяют. И, возвращаясь к изначальной теме беседы, ежели некий представитель буржуазии будет всерьез ее отстаивать, пытаясь стать президентом, он потеряет значительную часть своего родного электората, «среднего класса».

(СП): Социализм – это не запреты, а честное распределение ресурсов
Скажите, есть разница между фантазийным, книжным социализмом и практическим социализмом? В какой конкретной социалистической стране наблюдалось «честное распределение ресурсов» и не наблюдалось тотальных запретов?
Лично я не имею виллы на берегу, но не хочу, чтобы мне это было запрещено. У меня был друг, токарь, с такой вот землянкой на берегу и мы прыгали в реку. Очень круто. В Питере, может быть, и в Москве народу много. А в России земли и рек немеряно, а народу мало. Тут миллиард бы с легкостью вместился. Почему вы хотите всем-всем, везде-везде запретить построить дачку с причалом и нырялкой? Я-то говорю о том, что пусть люди решают. Если население Санкт-Петербургской губернии считает это неприемлемым — на здоровье. А если в Самаре иначе считают, вам-то какое дело? Там Волга, у нее берег длинный и разный. Плывешь по ней неделю, большая часть берегов — лес, горы, поля.

(ОБ): Кстати, у нас есть коллеги – инициативная группа из Саратова «За свободную Волгу!». Они жалуются, что в пригородах Саратова выйти к воде – проблема. Пытались судиться – безрезультатно. Было несколько попыток организованного сноса заборов (кстати, 6 таких акций с лета по ноябрь 11 года прошли также в Ленобласти и Москве). Далее, есть движение «Свободный берег» во Пскове. Тоже судятся, ломают, митингуют. С виду – даже не город-миллионник. Однако везде, где население превышает сотню тысяч человек, проблема захвата берегов и участков Гослесфонда стоит очень остро. Бескрайние российские пространства, где можно пользоваться природой, никому не мешая – это абстракция. Мы с вами не можем еженедельно наслаждаться природой Саян, Байкала, Камчатки. Повезет крупно, если хоть раз в жизни побываем там. Поэтому регулярно пользоваться природой мы можем только в окрестностях своего населенного пункта. «Путь народ решает» – это, извините, лукавство в стиле наших властей. Понятно ведь, что народ не может решать непосредственно; «решает» он в лице своих представителей, которые решают известно как. К тому же закон должен исключать саму возможность нарушения прав граждан. Если теоретическая возможность такового в законе сохраняется – значит, права будут нарушены. Если берегозахваты были бы теоретически разрешены, то они были бы практически тотально осуществлены. Потому что земельные участки, особенно элитные (береговые, залесенные) – наилучший способ вложения денег в пресловутом капитализме. Достаточно только разрешить – и через неделю свободных берегов вообще не останется.

(СП): Наш с вами диалог интересен тем, что вы представляете левый фланг, а я правый, и мы способны к диалогу. Если обобщить, то разница подходов состоит в том, что я предлагаю слудеющую концепцию — по умолчанию все можно. Если есть проблемы, кто-то кому-то мешает, то кое-что можно запретить, при этом запрещать преимущественно должны сами граждане на местах, как бы самим себе. Понимаете?
Если я правильно понял, то вы имеете отношение к теме захвата берегов. Я не являюсь таким захватчиком. Я как-то Волгу почти всю проплыл на кораблике. Свидетельствую — берега не заселены в основном. Почему нужно тотально запрещать людям строить дачи и дома на берегу, непонятно. Это мы еще не затронули Енисей и Лену. Места, где люди водятся в исключительно малом количестве. В Самаре есть несколько десятков километров Волги, которые кого-то интересуют, а +\- 50 км – это уже полупустыня, я подозреваю. Так пусть самарцы сами решают, а не московские депутаты, которые там ни разу не были. У меня друг есть в Самаре, у него есть дача на Волге, все время приглашает, баня, река, они там отлично отдыхают в выходные. У меня был такой случай. Нужно было принять иностранную семью по высшему разряду. Я арендовал дом Управления делами президента. Там была баня с нырялкой в пруд. Так вот, они потом писали, что ни Кремль, ни Зимний дворец не произвели на них такого впечателения, как ныряние в воду после russian sauna. И я их отлично понимаю. Это исконный русский релакс, почему мы его должны тотально запрещать?

(ОБ): Однако нельзя сформулировать закон так: «Там, где людей мало, огораживать берега можно, а где много – нельзя». Уже потому, что критерий этого малолюдства и, соответственно, безобидности захватов окажется слишком субъективным. Ясно, что его опять-таки будут в свою пользу трактовать те, у кого больше денег (читай – влияния). Нередко берегозахватчики, с которыми мне приходилось общаться на «их» берегах (если они в принципе вели себя адекватно, а не спускали собаку (было), не захватывали меня в плен (было) и не трясли мною в воздухе, предварительно утопив в реке видеокамеру))), выдвигали такой «аргумент» (сохраняю авторскую лексику): «а чё ты ко мне прикопалась, вокруг полно свободных берегов – там и купайся». Например, беседа эта имела место на реке Рощинка в районе поселка Рощино, где почти все удобные коренные берега были застроены. То есть объем застройки захватчики склонны толковать приватно. А если спустить норму об общедоступности береговой полосы на уровень регионального заокнодательства, то уважение к этому закону упадет еще ниже. Да и опять-таки, в том же Алтайском крае есть малообжитые места, а есть река Катунь в равнинном течении, где базы отдыха с захватами стоят рядком друг за дружкой. Псковская область тож. Есть заброшенные деревни и есть Гдовский район на берегу Чудского озера – там проблема стоит остро. Спустить еще ниже – на муниципальный уровень? Про уровень коррупции муниципалитетов я уже писала. На этом уровне вообще никто не будет бороться с захватами, и законов антизахватнических принимать не будут. Вы вот приводите в пример муниципальное самоуправление в «просвещенной Европе» (в одной из ветвей дискуссии оппонент сослался на местное самоуправление в Швейцарии – ред.). Тут опять-таки можно привести данные и в пользу моей, и вашей позиций. Я вот предъявляю недавнюю протестную кампанию финских оленеводов, обитающих на берегах некоего трудноназываемого озера. Богатые русские дачники сумели договориться с главами местной коммуны, и та продала им огромную территорию берега под застройку, отрезав от него оленеводов. Человек корыстен и слаб повсюду, даже в Европе. Поэтому единственный выход – это жесткий федеральный закон, который сведет к минимуму возможности МСУ в таких вот «решениях». Ну и последнее – это ваш какой-то наивно-инфантильный рефрен: «я считаю, что можно иметь собственную нырялку…. и т.д.» Но это ведь детское «хочу». Мы все много чего хотим, но необходимо обуздывать свои желания. 200 лет назад это «хочу» было безобидным, а теперь – нет! Туда же – и аргумент к заграничной семье, которым так понравилось в России. Иностранцам нередко нравится, что в варварской России можно без проблем совершать действия, за которые дома их могут привлечь к ответственности, либо дома этот «релакс» обойдется им значительно дороже. Иностранцы едят у нас браконьерскую черную икру (там – не получится), финны, пересекши границу, мусорят в Ленобласти, как свиньи (у себя они так себя не ведут). Не забывайте также, что застройка прямо на берегу наносит и чисто экологический ущерб: она обедняет необходимые водному объекту стоки, там уже нет той органики, которая нужна для баланса его экосистемы. Пока захват вроде того, что принадлежит вашему другу, один на много километров, это еще куда ни шло. Но если озеро со всех сторон окружено плотной затсройкой, оно вскоре превращается в мертвый бассейн. …Я тоже много раз слышала про «исконный русский релакс», и про «исконную традицию селиться у воды», но повторю в который раз – эти традиции возникли тогда, когда нас было мало, а воды – много. Сегодня реализация этого «хочу свою нырялку» чревата нарушением прав других людей. И свободный капитализм, который вы защищаете, рискует превратиться в феодализм – когда, например, 10 семейств делят между собой озеро, а остальные 1000 человек населения ютятся на оставшемся крошечном пляжике.

(СП): Я понял, что именно эта тема для вас очень важна. Для меня – нет, но зато общий принцип интересен. Почти всякая собственность неудобна другим людям. Например, автомобиль. Если он у человека есть, он хочет его ставить у дома и у офиса. Разумеется, те, у кого автомобиля нет, имеют много аргументов против парковок возле жилых домов и против машин, которые стоят на тротуаре. Но не повод ведь это запрещать людям владеть машинами.
Я думаю, что, когда ресурсов не хватает, например, берегов возле крупных городов, то это не повод не давать их вообще никому использовать. Это повод, чтобы они стали очень дорогими. Никак по-другому. Ни Венеции бы не было, ни Амстердама, ни Канн. В случае, если нужен городской пляж, то город должен купить землю под этот пляж на налоги жителей города.
Это похоже на то, как жители дома после приватизации ставят красивый забор и ворота, чтобы у них пьяницы во дворе не пили. Все в округе недовольны, им теперь обходить приходится. И что? Интересы разных людей всегда входят в противоречие. Нет справедливости. Огосударствление всего ничего не даст, кроме всеобщей нищеты и неограниченной власти чиновников. Мы же это уже все проходили. Потому берега стали ценны, что у людей машины появились, а не потому что людей больше стало.

(ОБ): Иными словами, вас не пугает, если берега вокруг большого города станут сверхдорогими, станет сверхпрестижно ими обладать, и их раскупят подчистую, кроме какого-либо одного пляжа, который «город купит на налоги жителей», и где яблоку будет негде упасть? Но это приведет к социальному взрыву. Сами понимаете, когда по одну сторону мембраны – вакуум (сотня-другая латифундистов), а по другую – миллионы, которых лишили права на отдых, она быстро прорвется. Ведь люди работают, вкалывают ни ради денег и прочих символических благ, а ради возможности отдыха. Который чаще всего ассоциируется с лесом, берегом озера и проч. Отнимая у людей право на такой отдых, вы отнимете у них смысл жизни. Не говоря уж о том, что это подорвет моральные устои концепции консерватизма, которую вы отстаиваете. Ведь получится, что сколько не вкалывай, права посидеть на берегу у тебя не будет – его уже сто лет назад типа поделили между собой другие, и теперь потомки этих фамилий владеют всеми берегами под СПб. Вот этого вы, похоже, из моего поста не уловили – не капитализм, а феодализм вы отстаиваете!
Ладно, давайте с этим покончим. У меня есть такое предложение. Вы, надеюсь, не только в инете готовы по клавишам стучать, но и всею жизнию своею желаете отстаивать консервативные принципы. Значит, вы должны быть готовы оказаться в роли жертвы правой идеи, когда природные ресурсы поделены, а вы – в числе обделенного большинства. И вы должны встретить эту судьбу с благодарными слезами на глазах. Да, – скажете вы, когда все привычные берега закроют заборами – да, это высшая справедливость, потому что они – успешны, а я – лузер и не заработал себе кусочка природы. И мы зааплодируем вам! Предлагаю заранее гарантировать вас от всяких там зерен сомнения. Для этого, сделайте одолжение – сообщите свою фамилию и город, где вы живете. Я передам эту информацию нашим тамошним коллегам. И впоследствии, когда вы найдете их и станете просить помочь побороть какого-нибудь капиталистического захватчика (берега, леса и проч.), они ни в коем случае не станут вам помогать, чтобы не дать вам свернуть с истинного пути. Правда. Мне кажется, это правильно. Правильно, чтобы те, кто так или иначе (в данном случае, пиар-поддержкой) клал кирпичи на здание либерализации экономики, должен быть готов испытать все прелести оной в «реале».

(СП): Я все-таки полагаю, что феодализм, это когда люди имеют других людей в своем распоряжении, а также разные привилегии по праву рождения. А владение землей — это нормальный капитализм. Свободные люди свободно покупают землю. Англию так просто пешочком не пройдешь, например, везде private луга и леса. В Италии есть места, где по городу течет речка, а берега ее застроены виллами, везде private, шлагбаумы. Ничего не поделаешь. Так и в России было, купил человек землю, а на ней река и лес. Его право – пускать на шашлыки или нет.
Я живу в Москве. Вокруг Москвы много ничейных лесов. Они на метр покрыты мусором, тошнит проезжать мимо. Там гадят отдыхающие москвичи, шашлыки жарят, пикники устраивают, мусор просто бросают. Берега такие же — битые бутылки, мусор. Я – за частную собственность, даже если мне нельзя будет подойти к берегу бесплатно.
Я – за все платное. Например, за платную дорогу Москва-Питер. Я бы только по ней и ездил, если бы она была такая же классная, как платные дороги в Израиле и Италии. Очень было бы хорошо налоги уменьшить и все сделать платным. Захотел шашлычек на берегу пожарить, нет проблем, оплатил, пожарил, за эти деньги за тобой убрали. Платим же мы за театр, кино, музей. Вот и за природу можно заплатить. Либо сам купил землю, либо платишь за ее использование тому, кто ее купил и ухаживает за ней.

(ОБ): Иметь людей в своем распоряжении – это рабовладение. Феодализм определяется по отношению к земепользованию. Характерная черта – наличие больших земельных наделов, передаваемых по наследству в течение нескольких поколений, 90%-е покрытие такими наделами территории страны и почти полное отсутствие перераспределения земли. Существование крепостных – производное явление от феодального землепользования. Поскольку вся земля принадлежит небольшой группе людей, они становятся монополистами и продают право ею пользоваться (чтобы сеять хлеб для пропитания) за неадекватно большие деньги. А поскольку все это еще и сопряжено с мрачным Средневековьем и неразвитыми сельхоз. технологиями, то производительность труда низкая. Чуть случался неурожайный год – и арендатор оказывался по уши в долгах. Отдать он их не мог, и в конце концов оказывался в личной зависимости от феодала.

(СП): Тогда у нас сейчас феодализм и есть. Феодалы-чиновники имеют в своем распоряжени 90% земли и передают ее по наследству, от Лужкова к Собянину. Продают право пользования ею за неадектватно большие деньги, отчего квартиры и офисы стоят дороже, чем на берегу Средиземного моря. Строители часто разоряются, не имея возможность продать построенное. Мелкий бизнес платит несусветные деньги за аренду и тоже оказывается по уши в долгах. В конечном счета идет работать на госконтракты к чиновнику за дань от 30 до 70%. Феодализм можно победить только свободным рынком земли, правда ведь?

(ОБ): Театры, музеи, плетеные корзинки и т.д. могут находиться в частной собственности, потому что это не суть вещи первой необходимости. Производство еды тоже может находиться в частной собственности, потому что здесь возможна конкуренция: на рынок все время могут выходить новые производители. Но природные ресурсы, которые НЕ воспроизводятся и которые жизненно необходимы, передавать в частные руки нельзя. Хотя бы потому, что они принадлежат не только нынешнему поколению, но и потомкам. Выходит, некие дяди во власти сегодня решат, что все леса и берегам будут частными и платными, все распродадут, а нашим детям придется с этим смириться? Хотя они, быть может, сделали бы другой выбор?. А возврата уже не будет. Значит, сободный рынок природы будет существовать лишь одно мгновение – в момент первичной приватизации. А далее – классический феодализм, передача по наследству…..Аргумент к мусору – самый распространенный среди наших оппонентов. Особенно им любят щеголять сами захватчики: «Да я отсюда пять КАМАЗов мусора вывез, прежде чем берег огородить». В ответ могу сказать только одно: мы провели много субботников по уборке мусора, но не претендуем в награду на захват этих территорий… Далее, не факт, что передача в частные руки будет панацеей от загаживания. Не раз мне приходилось видеть, что на частных берегах в воду выведены стоки труб из бассейнов, например. Катера на частных причалах заправляются прямо в воде, без специального оборудования, ГСМ попадают в воду. Причина проста: для многих частный берег – это не столько возможность приватного купания, сколько, в первую очередь, элитное капиталовложение. Сам факт приватного берега уже поднял его участок в цене. Никакими ГСМ в воде эту цену уже не сбить, да и проверять никто не станет…. И не приводите в пример другие страны. Почему мы должны на них равняться? Я считаю, мы должны исправить их исторические ошибки))) И потом, почему Италия, Англия? Почему не приводите в пример, например, Габон? Там один знакомый эколог побывал. Габон омывается океаном (!), но местные жители от него отрезаны. На километры тянется сплошная бетонная стена, за которой – дорогие отели. И вот – о, чудо! – 50 метров открытого берега, на котором стирается, купается и ловит рыбу вся деревня в 1000 человек. И снова – стена. Вот так будет выглядеть «свободный капитализм» и платность берегов в бедной стране. Да – формально каждый имеет право поселиться в одном из этих отелей. Но деньги на это есть лишь у 2% населения.

(СП): Давайте определимся в терминах. Я полагаю, что противоположностью частной собственности является собственность чиновников. Народная собственность — это кооператив или АО, это разновидность частной собственности. Ваша собственность — это то, что вы можете продать. Если не можете, то это не ваша собственность.
Так вот. Нет никаких доказательств тому, что чиновники, управляющие «народной» собственностью, будут использовать ее в интересах «народа». Например, в Крыму при советской власти все берега были перекрыты заводами, портами, военными базами и санаториями для аппаратчиков и их детей. Сейчас они себе дворцы строят в Краснодарском крае, огораживая берег.
Нет никаких доказательств, что чиновники по умолчанию заботятся о природе. При совдепии строились заводы прямого цикла: выше по течению вода забирается, ниже выпускается. Только на излете советской власти начали
строить хоть какие-то очистные сооружения.
Один мой приятель купил землю у реки, проплатил все взятки, построил яхт-клуб. Ему пришлось КАМАЗами вывозить мусор. Он сделал забор, чтобы «народ» не мог жрать водку и жарить шашлыки, бросая мусор под себя. Зато он построил стильное кафе, набережную со столиками, чистый и красивый пляж, и стал организовывать на территории встречу Нового года и проч. праздники для культурных масс, не только яхтовладельцев, но всех желающих за разумную плату. Я за такой подход.
Мы – не Габон. У нас население делится на арабов, шведов и африканцев. Это не моя теория. Арабы живут на природной ренте, их процентов 10, африканцы на велфере, их процентов 60, шведы учат языки и профессии, их 30% и эта доля растет. Редкие русские бросают окурки в Европе на асфальт.

(ОБ): Показательно, что вы одобряете приятеля, который нарушил ст.6 Водного Кодекса и «проплатил все взятки» за право нарушать закон. Помимо свиней, которые оставляют мусор за собой повсюду, в России наличествуют и вполне приличные люди, которые не только не оставляют мусор, но и убирают его за другими. А вот теперь и они, по прихоти вашего приятеля, не смогут бесплатно попасть на общедоступный по закону берег. Симптоматично, что «прохоровец» одобряет и наглое нарушение закона и, что особенно занятно, проплату взяток)) Когда активисты придут к вашему приятелю ломать забор (реализуя свое законное право), ему придется либо смириться, либо нанять ЧОП для избиения активистов. Это будет совсем плохо и для него, и для репутации правых идей. Но другого выхода у него не будет. Причем избивать придется не «арабов», как вы выразились, а образованных активных людей. «Арабы» – конформистские обыватели, они просто, матерясь, пойдут искать другой пляж. Протестовать пойдут именно «шведы».

Ирина АНДРИАНОВА

 

Запись опубликована в рубрике С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: ДИАЛОГ С ЗАХВАТЧИКОМ

  1. Мария говорит:

    СП деньги глаза застят и ничего больше. Лучше бы учебник истории покурил …

  2. Батов Игорь говорит:

    Как за…ли уже эти дискуссии со рвачами. Есть ЗАКОН, что НЕЛЬЗЯ! Еще раз для тупых олигархов: НЕЛЬЗЯ, по ЗАКОНУ!. Ну и соблюдайте, как все! А то кусок берега позволяет нарушать закон о доступе, крутая тачка с блатными номерами – ПДД, личные знакомства – налоговый кодекс. Давайте тогда уж подискутируем о продаже в частную собственность загаженного куска границы в Куничиной горе ( граница с Естонией) с целью его очистки от мусора.
    Законы для всех, а не для быдла. Когда баблодержащие к этому приучатся, может тогда это государство будет похоже на государство, а не зону с паханами.

  3. журавлева говорит:

    В России что мужики перевелись? Вы почему разрешаете вашу землю оприходовать как кому угодно? Посмотрите как решают эти проблемы на Корсике. Этот живописный остров сохраняет долгие десятилетия свой живописный облик и не дал застроить свои прибрежные зоны бетонными коробками, а ведь многие пытались. Если что то на Корсике построить, что корсиканцев не устраивает, даже несмотря на то, что мэрия дала разрешение на строительство, этот объект однажды ночью будет аккуратно взорван. Вот где живут настоящие мужчины.