ИСПОВЕДЬ «ПРЕДАТЕЛЯ» И «ЭКСТРЕМИСТА»

Путин обвиняет непарламентскую оппозицию в экстремизме и предательстве. Говорит, что она финансируется Западом и на последних протестных митингах отрабатывала иностранные «тридцать сребреников».

Я был на этих митингах. В числе других москвичей на Чистых прудах, на Триумфальной и Болотной площадях, на проспекте Сахарова я скандировал «Россия без Путина!», «Честные выборы!», «Чурова в отставку!» и т.д. Причём ни мне, ни другим участникам никто за это денег не платил. А если б попытался, то мигом схлопотал бы по морде. Поскольку у каждого, кто выходит сейчас митинговать, на то есть собственная причина – очень весомая и очень личная. Есть такая причина и у меня.

Ещё пару лет назад я был убеждённым «путинистом». Начиная с 1999 года я твёрдо знал, что лучшего руководителя моей страны, чем Владимир Путин, не существует. Переубеждать меня было бессмысленно. Я считал, что впервые в российской истории государство возглавил по-настоящему умный, честный и совестливый человек, болеющий за народ. Подобно миллионам сограждан я был влюблён во Владимира Путина и доверял ему, как себе – и мне вовсе не стыдно в этом признаться. Я голосовал за него на президентских выборах, а когда он порекомендовал на этот пост Дмитрия Медведева – голосовал за Медведева. Политикой я тогда интересовался мало: а зачем, собственно, если страна
в надёжных путинских руках?

Вопросы к власти возникли летом 2009 года. И касались они вещей, жизненно важных для моей семьи, моих друзей и знакомых. Мы вдруг перестали узнавать места, любимые с детства: подмосковные леса и поля, куда часто выезжаем на выходные, наше черноморское побережье, где стараемся бывать каждый год. Они внезапно обросли заборами и ощетинились рядами колючей проволоки, стали недоступны для туристов и местного населения. Стоя перед этими заборами, наглухо перегородившими привычные пути и маршруты, мы пережили шок.

Лично меня и моих близких «добили» многокилометровые стальные ограждения на берегах федерального курорта Геленджик, «откусившие» от него около тысячи гектаров(!) реликтовых сосновых боров, наиболее популярных у отдыхающих. Мы понимали, что против граждан страны здесь совершается тягчайшее коррупционное преступление и решили обратиться за защитой к государству.

Мы написали Владимиру Путину – нашему национальному лидеру, которому доверяли абсолютно. Прождали месяц, два, однако ответа не дождались. Мы написали снова. Результат оказался тем же. Премьер и его администрация сделали вид, что ни нас, ни проблемы коррупционного захвата лесов черноморского побережья России ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Затем мы обратились к Дмитрию Медведеву. Его канцелярия наше письмо заметила и дала ему ход. Спустя год переписки с различными госслужбами мы выяснили, что сотни гектаров уникальных курортных лесов, которыми с прошлого века пользовались миллионы наших соотечественников, вдруг перестали быть лесами (!), а превратились в «земли поселений» и на этом основании отданы в собственность неким коммерсантам. Причём отданы самим государством в лице правительства РФ!

Тогда мы задались другим вопросом: почему наши высшие госчиновники, которые по закону обязаны отстаивать конституционные права граждан, санкционировали противозаконное изъятие из общенародной собственности лучших природных территорий федерального курорта Геленджик? И что это за таинственные «коммерсанты», в пользу которых данное изъятие состоялось?

Ответ мы получили быстро. Причём – исчерпывающий. Но не от властей, а от бизнесмена Сергея Колесникова, опубликовавшего год назад в Интернете открытое письмо к президенту Медведеву. В нём он подробно и со знанием дела рассказал о компании «РосИнвест», созданной в 2005 году по личному распоряжению премьера Путина. Эта компания, прикрываясь инновационной деятельностью, занималась перекачкой многомиллиардных сумм из бюджета страны и карманов олигархов в карман самого Владимира Владимировича – с их последующим инвестированием в строительство его частных дворцов и поместий на лучших курортах РФ. По словам бизнесмена, захваченные леса и берега федерального курорта Геленджик – лишь одна из точек приложения этих гигантских коррупционных капиталов.

Мы вновь пережили шок. И вновь обратились к премьер-министру России, пытаясь воззвать к его совести и объяснить, что обкрадывать собственных граждан, искренне ему доверяющих – стыдно, и что дурной пример главы правительства может стать – да уже становиться! – руководством к действию для тысяч чиновников от Калининграда до Владивостока… Ответа мы не получили и в этот раз.

И тогда мы решили защищать себя сами. Создали сайт и общественное движение «ОТКРЫТЫЙ БЕРЕГ», а в прошлом июне запланировали провести всероссийский турпоход «По украденному Черноморью». Его идея была проста: собрать в Геленджике неравнодушных людей и пройти маршем вдоль украденных у нас природных территорий, чтобы напомнить властям о нашем законном праве на эту землю и лес.

Буквально за день до турпохода меня вызвали в полицию и обвинили в экстремизме. И потребовали отменить «мероприятие», прямо пригрозив тюрьмой. «Мероприятие» я не отменил. В ответ было сфабриковано дело о «неподчинении законным требованиям сотрудников полиции», а местный мировой судья без колебаний «впаял» мне 5 суток административного ареста.

Пять суток – огромный срок. Особенно если много часов подряд стоишь в тесной и грязной четырёхместной камере, куда набито ещё 19 человек, а на улице тридцатиградусное пекло, если в этой камере здоровые соседствуют с больными, включая туберкулёзных, если прогулок нет вообще, а душ обещают лишь «дней через десять», если сосед умирает от сердечного приступа, а у охраны нет даже элементарного валидола, если слышишь от других соседей, что подобные условия содержания арестованных – общероссийская норма, «но бывает и хуже…»

Пяти суток в геленджикском ИВС мне хватило, чтобы моя вера в национального лидера Путина Владимира Владимировича рухнула окончательно. Я стоял в этой каменной душегубке, задыхаясь, кашляя и обливаясь потом, смотрел на таких же задыхающихся граждан России и понимал, что попал сюда лишь за то, что осмелился задать власти «неудобные» вопросы. А ещё я понимал, что происходящее здесь – вовсе не закон, а попрание закона, уничтожение людей под видом закона. И что между этим уничтожением граждан и бесстыдной роскошью, которой окружают себя наши начальники, существует самая прямая и прочная связь.

Власть – по закону! – обязана тратить наши общественные деньги лишь на цели, отвечающие общественному благу. И если вместо хлеба насущного – т.е. элементарного обеспечения необходимейших социальных институтов – она навязывает обществу поистине золотые «пирожные» в виде собственных поместий, яхт, лимузинов, платных автострад через лесопарки, спортивных праздников «мирового масштаба» и прочих сверхдорогостоящих «излишеств» – это и есть самые злостные предательство и экстремизм, а его носители – самые злостные предатели и экстремисты.

Именно нынешняя власть во главе с Путиным сформировала общество, экстремально расколотое по имущественному признаку. Именно она выпестовала сегодняшнюю российскую «элиту», владеющую 85 процентами национального богатства и экстремально презирающую народ, его создавший. Именно она поощряет и консервирует сырьевую экономику, экстремально враждебную современному производству и инновациям, но зато экстремально дружественную бесчисленным ворам, мошенникам и предателям, выводящим капиталы за границу. Именно она изобрела т.н. «суверенную демократию», символом которой стал экстремально бессловесный парламент, превратившийся из «гласа народа» в кляп для народа.

Власть свой выбор сделала, причём давно и сознательно. Но ведь и мы, как граждане России, вправе сделать свой выбор и освободиться от правителей, погрязших в предательстве и экстремизме.

Я, мои близкие и друзья очень ждали этих декабрьских выборов. Мы очень хотели дать честный бой политической сверхмонополии, хамски затыкающей рот всей стране. Особых иллюзий, конечно, не питали – но на минимально корректные выборы всё же надеялись. Были уверены, что откровенный и бандитский мухлёж в стиле «лихих» 90-х уже невозможен.

Мы ошиблись. На последних выборах власть ещё раз показала, как охотно она использует свои воровские навыки 90-х – в том числе и для кражи миллионов избирательных голосов. Фальсификации стали всеобъемлющей СИСТЕМОЙ, всероссийским «политлохотроном», идея которого была предельно проста и цинична: при тотальном характере фальсификаций даже тысячи схваченных за руку фальсификаторов не помешают сотням тысяч других гарантировать очередной «триумф» «Единой России».

Отличить экстремальный «политлохотрон» от нормальных выборов наш народ ещё в силах. Мы не глухи и слепы. Мы не в вакууме живём. Мы связаны со страной множеством связей – родственных, дружеских, профессиональных. И если в течение всех предвыборных месяцев и выборных суток мы слышали беспрерывное: «Нас шантажируют и запугивают! Наши голоса подтасовывают и крадут!…» – мы понимали, что происходит с правом граждан РФ на свободный, честный и справедливый выбор.

Мне позвонила старая знакомая – преподаватель музыки – и с возмущением рассказала о методических «совещаниях», которые проводились для учителей  прошлой осенью. Там объяснялось, как «правильно воздействовать»(!) на учеников, чтобы их родители проголосовали за «Единую Россию». При этом голосование самих учителей за «ЕдРо» считалось делом предрешённым (!) и именовалось их «важнейшим гражданским и педагогическим долгом»(!). Аналогичные «совещания» и инструктажи, кстати, проводились и в вузах.

Другой мой хороший знакомый, сотрудник аппарата губернатора Московской области, в красках передал речь их начальника Агапова Р.В., произнесённую почти за месяц до выборов: «В Москве победа «Единой России» обеспечена, но с областью пока остаются вопросы. Поэтому тем сотрудникам, кто прописан в Москве, я приказываю взять открепительные удостоверения и проголосовать за «Единую Россию» в области!»… И так далее и тому подобное.

А ведь были ещё миллионы стендов, баннеров, растяжек и прочей агитации за партию власти, нагло и беззаконно заполонившие собою наши города и веси. Были миллионы плакатов «Единой России», усилиями городских властей расклеенные на каждой остановке, в каждом дворе и на каждом подъезде – причём за муниципальный счёт (!). Были команды дворников и сантехников, регулярно обходившие жилые массивы и срывавшие плакаты и объявления оппозиционных партий, из-за чего избиратели напрочь лишались возможности встретиться с их кандидатами.

Были массовые случаи и т.н. «непрямой агитации», когда социальная реклама выборов, издаваемая и распространяемая за счёт государства, один в один повторяла дизайн рекламной продукции «Единой России». Все москвичи помнят муниципальные стенды с призывами к участию в выборах, почти неотличимые от «едросовских». Такой же подлый «фокус», кстати, был проделан с транспортными картами и проездными на метро. Ну, а про тотальный теле-, радио- и прочий пиар «единороссов», переполнявший информационное пространство, лучше просто умолчать.

В правовом государстве, элементарно заботящемся о своей безопасности, «Единую Россию» давно сняли бы с выборов, причём - с позором. В нынешней России такое невозможно: Центризбирком РФ институтом правового государства себя не считает. Он считает себя боевым отрядом партии власти, делающим грязную, но крайне важную работу по зачистке политического поля. Классический образ российских выборов: оловянный взгляд «партайгеноссе» Чурова, бесстрастно взирающий на любые злоупотребления «Единой России», но плотоядно вспыхивающий при малейшей активности её оппонентов.

«Делегитимация власти недопустима!» – заявил президент Медведев после волны протестных митингов, прокатившихся по стране. Президент зрит в корень. Проблема легитимности правящего класса – центральная проблема современной России. Ведь легитимность, в отличие от легальности – есть ЭТИЧЕСКАЯ оценка власти собственным народом. Власть может быть вполне ЛЕГАЛЬНА – но при этом абсолютно и вызывающе НЕЛЕГИТИМНА. Легитимность власти поддерживается лишь доверием и уважением народа к тем, кому он поручает от своего имени управлять страной.

Но о каком доверии и уважении к власти можно говорить, если её репутация на сегодняшний день – репутация ловкой шельмы, прикрывающей буквой закона свои тёмные и подлые дела? Не зря же первой и главной «заповедью» современной России стала поговорка: «Кремль и Белый дом – над законом!» А знаете, как в самих правящих кругах всё чаще называют Владимира Путина? «Вова-слаломист». И не только из-за любви премьера к горным лыжам, а ещё и благодаря уникальной способности ВВП виртуозно обходить любые законодательные и этические препоны ради достижения личных целей – политических или материальных. Но «издержки» этого экстремального путинского «стиля» для России оказались слишком велики. И мириться с ним дальше общество не желает.

Мы живём в период исчезающей легитимности власти. После декабрьских выборов её главная законодательная ветвь оказалась в политическом «ауте». Над новым парламентом «от Чурова» уже потешается вся страна. Госдумы  как законного представителя общенародных интересов больше не существует. По бумагам чуровского ЦИКа она жива и здорова, по факту народного выбора – уже сдохла и ждёт похорон. Оставить её труп непогребённым и проводить президентские выборы – значит заведомо лишить легитимности нового президента и отправить в «аут» всю исполнительную власть. Над президентом «от Чурова» страна будет потешаться ещё круче и злее, чем над мертворождённым парламентом.

Есть два варианта развития событий.

Власть закрывает глаза на фактическую нелегитимность Госдумы, подавляет оппозицию и в марте «избирает» столь же нелегитимного президента – то есть продолжает идти привычным путём экстремизма и национального предательства. К чему такой путь в итоге приведёт – общеизвестно.

Но есть вариант и более здравый. Власть распускает нынешнюю  Госдуму и в марте проводит её перевыборы под строгим общественным контролем. Опираясь на новый парламент, легитимность которого будет вне сомнений, она в мае проводит выборы президента, который, таким образом, окажется легитимен вдвойне.

Время для принятия единственно верного решения истекает. Но оно пока есть.

Сергей МЕНЖЕРИЦКИЙ

Моё выступление на Болотной площади 17 декабря от имени движения «ОТКРЫТЫЙ БЕРЕГ»:

http://www.youtube.com/watch?v=MUNNtwekjqU&feature=player_embedded

Запись опубликована в рубрике Главная. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев: ИСПОВЕДЬ «ПРЕДАТЕЛЯ» И «ЭКСТРЕМИСТА»

  1. Валентина В говорит:

    Полностью согласна от первой до последней строчки! Сама такая же наивная была: голосовала и верила ВВП, затем МДА. Но разочарование пришло, когда увидела результаты их правления и отношение к собственному народу!

  2. Иван Дерябин говорит:

    Cергей, полностью согласен. Но все таки полит. тема это другая тема. Захваты берега и при советской власти были.

  3. Гость говорит:

    Согласен, полностью. Я тоже, когда-то, голосовал за «гаранта стабильности», каюсь. Теперь наступило жестокое разочарование. Беззаконие творится на каждом шагу, а жаловаться некуда. Достало это уже. (Читайте материалы на сайте «Токсовские озера» – http://toksovo-lakes.org/ , смотрите фото на сайте http://kuzmolovo.ru/index.php?uphalb=0195&sid=547b2c024eef9813fe939d48add017e6 , на которых запечатлена вырубка соснового леса во Всеволожском районе Ленинградской области – леса, который был продан, по распоряжению Правительства Лен. области, под видом земель сельхозназначения, а теперь разделен на участки, для продажи, под строительство элитного коттеджного поселка «Охтинский парк».

  4. Виталий С. говорит:

    Очень правильная статья, Сергей!
    По поводу задач на будущее отлично сказано здесь:

    http://www.echo.msk.ru/blog/statya/847566-echo/
    (статья в Новой Газете от 11.01.12.)

  5. Юрист из Москвы говорит:

    Что, при навальных, зюгановых, жириновских или явлинских будет по другому?
    «Каждый народ заслуживает своего правительства». Проблема не в правителях, проблема в нас. Верящих, что придет «добрый царь», наведет порядок и позаботится о народе. Это бред. Мы живем в диком капитализме, когда борьба за свои права должна стать повседневным и обычным делом каждого. Это касается всего: трудовых прав, избирательных, потребительских и т.п. Расходы на правовое взросление общества должны составлять значительную долю бюджета государства и каждого из нас. Как во временном, так и в материальном смысле.

  6. Марфа К. говорит:

    Первичное отношение к Путину и у меня было хорошее. До того времени, пока не увидела, что происходит в районе любимого Джанхота. И это первые лица государства, гаранты закона? Власть всегда подходила к «обеденному столу» с большой ложкой, но такого открытого, наглого беспредела не было!