ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Мэру г.Москвы Собянину С.С.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Мэру г.Москвы СОБЯНИНУ С.С.
от жителей города, крайне обеспокоенных судьбой особо охраняемой природной территории (ООПТ) Серебряный Бор.

Здравствуйте, Сергей Семёнович!

Цель нашего обращения – привлечь Ваше внимание к проблемам Серебряного Бора, имеющего статус особо охраняемой природной территории г. Москвы и памятника природы регионального значения.
Об этих проблемах, очевидных любому москвичу, мы не раз информировали столичный Департамент природопользования, но, к сожалению, результат всегда оказывался нулевым. Очень хочется верить, что именно с Вашим приходом в московское правительство ситуация в Серебряном Бору и вокруг него изменится в лучшую сторону.

Ещё лет двадцать назад это было уютный посёлок с одно-двухэтажными дачами, расположенными на обширных лесных участках. Летом на его берегах москвичи загорали, купались и играли в волейбол, зимой катались на лыжах и санках. Для многих из нас было счастьем вырваться сюда из загазованного центра и побыть в тишине среди вековых сосен и елей.

В 1995 году жизнь Серебряного Бора резко изменилась: правительство Москвы присвоило этому спокойному уголку официальный статус особо охраняемой природной территории (ООПТ). Вслед за присвоением нового статуса в Серебряный Бор, как по команде, хлынули тысячи рабочих и сотни единиц тяжёлой строительной техники.

Все эти пятнадцать лет здесь беспрерывно ревели бульдозеры и грохотали самосвалы. На месте прежних дощатых дач возводились объекты совсем иного вида и сорта – от таунхаусов и коттеджей до настоящих дворцов в голливудском вкусе, причём участки, некогда занимаемые одной-единственной дачей, теперь, как правило, застраивались десятком коттеджей, таунхаусов и т.п.

Помимо «уплотнения» традиционных дачных территорий правительство Москвы активно осваивало и территории, к ним прилегающие. Так, к примеру, за последние годы им были успешно «освоены» прибрежные ландшафты (они же – охранные зоны Серебряного Бора) с видами на микрорайон Крылатское и Олимпийский гребной канал. Здесь, по адресу улица Таманская, 7, воздвигся закрытый посёлок коттеджей и таунхаусов «Серебряный бор», напрочь перекрывший москвичам пути-дорожки в этот живописный уголок .

Одновременно въезд в Серебряный Бор украсила реклама, предлагающая состоятельным гражданам арендовать или приобрести в собственность престижную серебряноборскую жилплощадь. Из чего со всей наглядностью следовало, что Серебряный Бор, несмотря на свой высокий природоохранный статус, стал местом реализации очередного масштабного бизнес-проекта московского правительства в сфере строительства, продажи и сдачи в аренду элитной недвижимости. Ну, а любой бизнес-проект, как известно, имеет издержки.

Чтобы в этом убедиться, вовсе не нужно быть экспертом. Достаточно быть обычным москвичом, решившим, к примеру, прокатиться на велосипеде по сегодняшней Таманской улице. Поверьте, Сергей Семёнович – занятие это, мягко говоря, небезопасное. Поскольку из места, будто созданного для спокойных велосипедных прогулок, она давно превратилась в оживлённую городскую магистраль, перенасыщенную автотранспортом – как правило, очень мощным и скоростным.

Аналогичная картина наблюдается и в акватории Серебряного Бора. В погожие дни Москва-река буквально вскипает под натиском катеров, гидроциклов и аквабайков, а над её долиной повисают оглушительный рёв и завеса бензиновой гари – не менее плотные, чем на Тверской, Ленинградке или Садовом кольце. Возможно, для владельцев этой техники подобные звуки и запахи – бальзам на душу. Но вот для обычных московских семей, приехавших в Серебряный Бор отдохнуть от шума и суеты мегаполиса, ситуация выглядит куда менее радужно.

Попробуйте искупаться в предельно взбаламученной воде, да ещё если в считанных метрах от вас то и дело проносятся лихие ребята на гидроциклах, аквабайках или катерах. Попробуйте искупать ребёнка без страха за его жизнь и здоровье.

Причём агрессивность владельцев маломерных судов растёт с каждым годом. Так, по словам сотрудников станции спасения МЧС «Серебряный Бор-3″, только этим летом к ним обратились свыше двух десятков граждан, пострадавших от действий моторизованных хулиганов. В июле, к примеру, был травмирован аквабайком и скончался пенсионер, ветеран Великой Отечественной войны.

Сверхинтенсивное и бесконтрольное использование акватории Серебряного Бора частными маломерными судами крайне негативно влияет и на его экологию – в частности, приводит к усиленной эрозии береговой полосы. Проще говоря, его песчаные берега размываются прибойными волнами, вздымаемыми их мощными моторами.

Как следствие, страдают тысячи деревьев, растущих у воды – ивы, берёзы, дубы. Корни многих из них теперь обнажены, многие накренились, теряя опору, некоторые уже лежат, уронив ветви в воду. А ведь эти деревья столетиями высаживались специально для укрепления берега Серебряного Бора. Это делалось ещё дореволюционными дачниками, это делалось и поколениями дачников советских. Очень жаль, что их старания так бездумно уничтожаются сегодняшним поколением «элитных» москвичей, предпочитающих агрессивно-потребительский подход к жизни во всех его видах и формах.

Вдвойне жаль, что подход этот, по сути, спровоцирован правительством Москвы, его реальной политикой в отношении Серебряного Бора последних десятилетий. Её проявления – не только в беспрецедентно активном бизнес-строительстве внутри и вокруг «особо ценного памятника природы», грубо нарушающем все экологические нормы и правила, но и в том, к примеру, как эксплуатируются его уникальные пляжи.

А эксплуатируются они путём банальной сдачи в аренду коммерсантам. Ну, а те, в свою очередь, дабы «отбить» аренду и извлечь максимальную прибыль, делают ставку не на сторонников здорового семейного отдыха, а на вполне определённую публику, жаждущую развлечений специфически клубного свойства – то есть дорогостоящих и даже экстремальных.

Старый добрый лозунг «Пляж и алкоголь несовместимы!», украшавший пляжи Серебряного Бора многие десятилетия подряд, отправлен в утиль. Теперь их украшают броские логотипы известных пивных брендов, размещённые на павильонах здешних кафе (а по сути – пивбаров). А на сленге завсегдатаев этих заведений Серебряный Бор уже давно и прочно именуется ПИВБОРом.

В результате число граждан, приезжающих в Серебряный Бор выпить пива или «чего покрепче», «потусить» под оглушительную клубную «музыку» и с рёвом промчаться по реке на взятом напрокат гидроцикле или катере (6-10 тысяч рублей в час), стабильно растёт из года в год, а число людей, приезжающих сюда просто побыть в тишине, искупаться, полюбоваться красотами природы или поиграть в волейбол, бадминтон или настольный теннис – так же стабильно падает.

Данный «феномен», давно и сознательно культивируемый администрацией Серебряного Бора, имеет для него весьма печальные последствия. Это и вечные автомобильные пробки, возникающие на Таманской и прилегающих улицах в выходные дни, и исчезновение традиционных серебряноборских животных и птиц, изгоняемых со своих мест обитания постоянным гулом моторов и грохотом мегаваттных колонок, и кучи мусора, оставляемые многочисленными хмельными компаниями. И, пардон, неистребимый запах уборной, доносящийся отовсюду – ведь прежние капитальные туалеты давно разрушены, а несколько пластиковых кабинок на весь лесопарк положения не спасают.

Это, наконец, и возрастание криминальных рисков: в Серебряном Бору, к несчастью, теперь и нападают, и избивают, и даже убивают. Общеизвестно прошлогоднее зверское убийство парня-студента, совершённое средь бела дня в субботу и оставшееся нераскрытым – факт дикий, но мало кого удививший, поскольку с 2003 года лесопарковый массив Серебряного Бора площадью свыше 200 га. оставлен без штатного милицейского патрулирования в принципе, то есть в области правопорядка являет собой одну громадную зияющую дыру. Мы как-то звонили в УВД «Хорошево-Мневники», интересовались причиной. Ответ был краток: «Сокращено финансирование»… «Как это – сокращено? Почему?»… «Вопрос не к нам. К правительству Москвы».

Нельзя сказать, что власти города не делают для Серебряного Бора совсем ничего. Прошлой осенью, к примеру, заменили мосты через озеро Бездонное – прежние были сильно изношены и стали опасны. Открыли «экологическую тропу» – полтора километра дощатых настилов, проложенных через озёрные плавни и призванных, видимо, хоть как-то «компенсировать» огромный экологический урон, наносимый Серебряному Бору построенной на его границах многополосной автострадой.

В прошлом году запустили по наиболее живописным местам лесопарка коммерческое «экотакси», т.е. электромобили на десяток посадочных мест. Одна незадача: для них почему-то «забыли» построить соответствующие дороги и направили прямо по раскисшим от дождей грунтовым тропинкам. И буквально за пару-тройку дней эксплуатации «экотакси» раскатали их в такую кашу, что даже пешеходу там теперь пройти проблематично.

При наличии столь вялых (и странных) «экологических» телодвижений, порою исходящих от власти в
направлении Серебряного Бора, вопросы, кардинально важные для его выживания, не решаются в принципе.

Почему бы мэрии, к примеру, не инициировать срочное принятие московского закона, запрещающего использование частных моторизованных судов в акватории Серебряного Бора? Этот шаг, без сомнения, оздоровил бы обстановку у его берегов и остановил их интенсивное размывание.

Почему бы ей не прекратить сдачу серебряноборских пляжей в аренду и вновь не сделать их местом, свободным от алкоголя во всех его видах?

Почему не вернуть штатное милицейское патрулирование лесопарка, чтобы его территория не засорялась, как сейчас, чтобы не жглись костры и чтобы люди, пришедшие сюда на прогулку, не чувствовали себя беззащитными перед хулиганами и преступниками?

Почему не принудить к элементарному соблюдению закона (а именно пп.1,2,6 ст. 6 Водного кодекса РФ) тех серебряноборских домовладельцев, которые хамски присвоили и перегородили заборами общедоступную набережную Москвы-реки? Ведь ещё каких-то лет десять назад весь Серебряный Бор можно было беспрепятственно обойти пешком или на лыжах. Сейчас, когда его берега изрезаны самоуправными заборами, люди вынуждены обходить их кружным путём и терпеть огромные неудобства. Особенно досадно, что главными нарушителями закона являются как раз те, кто сам обязан показывать пример его неукоснительного соблюдения, а именно: линейный пункт милиции ЛОВД на водном транспорте, спасательная станция МЧС, ведомственные дачи МВД, ФСБ и Госдумы. Про частную набережную «Лукойла», поглотившую некогда общедоступный 1-й пляж, лучше просто помолчать.

Почему бы, кстати, не остановить сброс в Москву-реку канализационных стоков здешних вилл и особняков? Ведь они напрямую попадают в акватории официальных пляжей №2 и №3, которыми пользуются тысячи отдыхающих. В связи с интенсивной застройкой Серебряного Бора последних десятилетий объёмы этих стоков увеличились многократно и представляют угрозу для людей не только летом, но и зимой. Даже в самые сильные морозы они образуют вдоль берегов Москвы-реки обширные полыньи, чуть прикрытые тонким слоем снега и льда. А ведь именно здесь проходят традиционные лыжные и прогулочные маршруты, и случаи, когда под лыжниками или гуляющими внезапно проваливался лёд, уже стали обыденностью.

Почему, в конце концов, не установить памятный знак на месте братской могилы, где в 1937 году были захоронены тысячи умерших и расстрелянных заключённых – строителей Серебряноборского моста, канала и близлежащих шлюзов (сейчас прямо по этой могиле Департаментом природопользования Москвы проложена «экологическая тропа»)?

Что мешает столичному правительству, если коротко, восстановить здесь элементарные законность и порядок, без которых уникальный памятник московской природы просто зачахнет?

А мешает, мы уверены, многолетняя привычка рассматривать его исключительно сквозь призму коммерции, с точки зрения бизнеса, не желающего себя чем-то ограничивать и обременять ВООБЩЕ. Бизнеса, который стабильно выкачивал и продолжает выкачивать из Серебряного Бора миллиарды – но при этом не считает нужным оставить ему хоть толику из этих огромных средств.

И который напрочь позабыл, кстати, что, помимо интересов крутых акционеров «Мосдачтреста» (среди которых немало высокопоставленных московских чиновников – как отставных, вроде бывшего префекта СЗАО Козлова, так и ныне действующих) существуют ещё и интересы миллионов москвичей, главных собственников Серебряного Бора, которыми он давно и искренне любим. И что эти интересы, по закону, должны уважаться. Причём в первую очередь.

Сбор подписей под этим письмом организован на сайте «Демократор.Ру» (http://democrator.ru/problem/4002). Спасибо за Ваше неравнодушие!


СПРАВКА (из официального сайта правительства Москвы):
Памятник природы «Серебряный бор» – территория, имеющая повышенную ценность для города Москвы. В 1995 году Серебряный бор получил статус особо охраняемой природной территории.
Серебряный бор представляет собой искусственный остров площадью 326 га на северо-западе столицы. Он возник в 1937 году, когда берега Серебряноборской излучины реки Москвы соединили каналом Хорошевское спрямление. Вглубь лесного массива вдаётся Бездонное озеро, которое соединили с речным руслом в середине ХХ века.
Памятник природы знаменит сосновым бором возрастом около 130-190 лет, а также песчаными пляжами по берегам Москвы-реки.
Издревле эта территория славилась царской охотой на птиц. В середине ХVII века здесь квартировал гусарский полк, офицеры которого стали первыми дачниками. Одной из достопримечательностей Серебряного бора является Лемешевская поляна – театр под открытым небом, который помнит голоса величайших исполнителей. Среди поляны высится раскидистый дуб возрастом 250 лет – старейший в Серебряном бору.
Флора Серебряного Бора насчитывает более 230 видов. Помимо соснового бора, значительные участки острова заняты липой, березой, дубом. Под лесной сенью растут папоротники, черника и брусника, кислица, купена лекарственная и другие виды растений. Ландыш майский, кувшинка белая, хохлатка плотная занесены в Красную книгу города Москвы.
Обширные камышовые заросли вокруг Бездонного озера служат надежным убежищем для множества водоплавающих птиц. Тростниковое болото является одним из крупнейших в Москве.
Фауна Серебряного бора очень разнообразна и насчитывает около 100 видов. На острове обитает самая крупная в Москве популяция ежей. Млекопитающие острова, занесённые в Красную книгу Москвы, представлены зайцем-русаком, лаской, бурозубкой малой, горностаем. Наиболее редкими из гнездящихся здесь птицами считаются сокол чеглок, камышница, желна, береговая ласточка. Остров населяют певчие дрозды, иволги, пищухи, гаички, большие пестрые дятлы и др. На лугах часто встречаются желтая трясогузка, жаворонок, луговой чекан, обыкновенная овсянка. На тростниковом болоте обитают дроздовидная камышовка, камышовка-барсучок, камышовая овсянка. Пресмыкающиеся и земноводные жители острова – обыкновенный тритон, серая жаба, обыкновенный уж – тоже внесены в Красную книгу столицы.
Особо охраняемые территории – это природное богатство нашего города!

Запись опубликована в рубрике Москва и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

11 комментариев: ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Мэру г.Москвы Собянину С.С.

  1. Софья говорит:

    Приблизительно 2-3 месяца назад началось»благоустройство»Серебряного бора.Возведены высокие деревянные настила с высокими перилами,пересекающие вдоль и поперек Серебряный бор.Мой отец -инвалид ВОВ колясочник, если раньше,до благоустройства,не большой подьем можно было спокойно преодолеть,то сейчас,даже если,вьедешь с посторонней помощью на деревянный настил,то подье и спуск преодолеть не возможно,т.к. на подьемах и спусках сделаны ступени.С этой же проблемой сталкнулись матери с детьми в колясках и детьми на велосипедах.Взрослые велосипедисты вынуждены слезать с велосипеда и тащить его по ступеням на себе.Зимой для лыжников путь закрыт,т.к. высокие перила и ступени настилов перегородили лес.Благоустройство происходит от слова БЛАГО,а здесь явный вред и природе и людям….

  2. Вера говорит:

    Изуродовали Серебряный бор!!! асфальт на чудных дорожках, лавочки на каждом углу, на любимых тропках – деревянное безумие! Кто позволил такое сотворить? Почему все молачат. Никоме не нравится, все ходят и возмущаются! На берегу напротив церквушки – засадили деревья, не засадили, а понатыкали, как частокол – ужас – все засохли. Это мертвый город. Даже на пляже умудрились деревья вкопать – на песке! Боже! Помоги Серебряному болру. Слезы капают от беспредела.