КРАЖА БЕРЕГА СЕСТРЫ УЗАКОНЕНА: РОСЛЕСХОЗ «ЗАБЫЛ» ВОВРЕМЯ ПОДАТЬ АПЕЛЛЯЦИЮ

История о борьбе государства за украденный лесной участок закончилась предсказуемо: вернуть его не удалось. Департамент Рослесхоза по СЗФО проиграл последнюю решающую схватку, почему-то «забыв» вовремя подать давно подготовленную апелляцию.

IMG_5979

В результате слой подложных документов, которыми воспользовались рейдеры, теперь легализован. Собственники 12 га леса на берегу реки Сестра в районе поселка Ленинское (Выборгский район Ленинградской области) отныне могут вести там строительство – ради чего все и затевалось. Государство в очередной раз показало не просто неспособность, но и нежелание отстаивать собственные имущественные интересы. Судебный иск о возвращении украденного леса, которого с таким трудом добивались местные жители, оказался, по сути, способом «официально» отдать лес захватчику. Ведь после проигрыша Рослесхоз лишается права подавать аналогичный иск в будущем.

Легкий способ приватизировать лес

Все началось, как обычно, с кадастровой карты. Изучая ее, жители обнаружили, что большой лесной массив на извилистом берегу реки Сестра вдруг поменял категорию, превратившись из государственного лесного фонда в «земли сельхозназначения» в частной собственности. За последние годы на Сестре в районе Ленинского случалось уже несколько подобных «превращений», в результате которых на берегах выросли дома и целые коттеджные поселки. Терять очередной кусок берега местным жителям очень не хотелось. Хотелось, наоборот, наконец-то создать прецедент государственного контроля в сфере лесных и земельных отношений.

С помощью нанятого на собственные деньги юриста актив провел переговоры с Департаментом Рослесхоза по СЗФО и убедил его вмешаться. Проверка, проведенная силами ЛОГКУ «Ленобллес» и Комитета по природным ресурсам (КПР) Ленинградской области, подтвердила, что частный участок «нарисовался» поверх лесного фонда. Что любопытно – одним из двух собственников участка оказался уроженец Сирии, а ныне гражданин России Мухаммад Мухсин Ал-Джандали. Его партнерша – питерская бизнес-вуман Светлана Виреховская; имя ее и ее супруга ранее уже упоминалось в СМИ.

«Должностными лицами Рощинского лесничества выявлен факт двойной регистрации права собственности», – сообщил КПР в сентябре 2018 года, после чего передал материалы в Рослесхоз для подготовки искового заявления в суд. Согласно тексту заявления, участок сельхозназначения 47:01:000000051096 площадью 18 га, который Ал-Джандали оформил в долевую собственность вместе с Виреховской в апреле 2018 года (вскоре после этого последовал его раздел), «имеет пересечение границ с земельным участком лесного фонда 47:01:0000000:501». И этот лесной участок еще в феврале 2005 года был в установленной форме зарегистрирован в собственности Российской Федерации, о чем имеется запись в ЕГРН. Согласно заключению ФГБУ «Рослесинфорг», площадь пересечения «сельхозверсии» с версией лесного фонда составила более 12 га. Лес на участке относится к защитной категории («защитные полосы лесов, расположенные вдоль водных объектов»).

Сам по себе факт такого иска является большой редкостью, чего нельзя сказать о фактах двойной собственности на лес. В последние годы эта метода стала настолько популярной среди рейдеров, что контрольные ведомства предпочитают не вмешиваться: юридическая поддержка у частных собственников, как правило, лучше, чем у государства, а за проигрыш могут последовать серьезные санкции от начальства. Обычно в обоснование своей правоты частники предъявляют правоустанавливающие документы каких-либо давно почивших сельхозпредприятий от начала 90-х годов.

Так было и на сей раз. Ал-Джандали и его юрист Игорь Черняков утверждали, что спорный участок был землей сельхозназначения еще в 1995 году, когда администрация Выборгского района передала сельхозпредприятию СПК «Коопхоз «Нива» более 2000 га земель. Затем, в 2005 г., вскоре после постановки на кадастровый учет, 37 га из них были проданы ДНП «Репино-2» (на данный момент оно ликвидировано, равно как и «Нива»). В свою очередь, в 2016 году эти 37 га были разделены еще на 4 части, одну из которых (25 га) приобрел в долевую собственность Ал-Джандали. Но и это еще не конец: в апреле 2018 Ал-Джандали снова разделил свой участок и оформил пополам с Виреховской 18 га. А незадолго до суда сделал еще один раздел.

Возникало устойчивое ощущение, что вся цепочка делений и регистраций была сделана задним числом в один день. Возможно – в тот самый день, когда участок в качестве «сельхозки» появился на кадастровой карте.

Судебные заседания начались в декабре прошлого года, и сразу появились хорошие новости: суд по просьбе Департамента принял обеспечительные меры, наложив арест на любые действия с участком. В кулуарах представитель истца высказывался оптимистично: закон о «лесной амнистии», на который обычно рассчитывают захватчики, на сей раз не работал. Он был принят за год до регистрации частной собственности на участок.

Переменчивый Рослесхоз

Но надежда оказалась напрасной. Очень быстро Рослесхоз потерял интерес к иску. На заседание 18 апреля представитель истца вообще не явился. Официальная причина – нет юристов, некого прислать. Но активисты из Ленинского заподозрили другое: не вступил ли истец в сговор с ответчиком?

С самого начала Ал-Джандали показал свою готовность действовать жестко. Когда отчет о первом заседании появился в «Новой Газете.СПб» и в «Выборгских ведомостях», его юрист потребовал убрать материал, так как он порочит «честь, достоинство и деловую репутацию» собственника. Угрожал судом. «Выборгские ведомости» сняли материал, «Новая» отказалась.

Но если заткнуть рот СМИ не удалось, то Департамент Рослесхоза оказался более понятливым. Даже когда его представители участвовали в заседаниях, они выступали очень вяло, словно формально отрабатывая повинность. Активист Василий Кунцевич подал в суд ходатайство о включении его в процесс в качестве третьего лица, чтобы самому защищать права государства, раз уж компетентные органы этого не делают. Однако последовал отказ.

Итог был закономерен: проигрыш. Суд счел, что «сельхозверсия» спорного участка более убедительна, чем лесная. Оказалось, что это Рослесхоз должен был доказать, на каком основании в 2005 году частная сельхозка была объявлена лесным фондом, а вовсе не наоборот (!).

«Истец не представил документов, подтверждающих основание возникновения права федеральной собственности как на земельный участок из категории земель сельскохозяйственного назначения, так и на образованные из его состава земельные участки (…), позволяющих на установленных законом основаниях учитывать территории этих земельных участков в государственном лесном реестре», – сказано в решении Выборгского городского суда от 10 июня 2019 года

В удовлетворении иска было отказано. Но обеспечительные меры в отношении участков Ал-Джандали и Виреховской продолжали действовать вплоть до вступления решения в законную силу (15 июля), и до этого момента Рослесхоз имел право решение обжаловать. Представители ведомства заверили, что обязательно подадут апелляционную жалобу в срок, и даже передали ее скан для ознакомления. Как мы видим, жалоба подписана и зарегистрирована с исходящим номером. Дата – 9 июля. До «дэдлайна» – неделя. Именно столько времени было у Рослесхоза, чтобы послать своего представителя в офис «Почты России» и отправить документ заказным письмом. Как известно, дата регистрации отправления в почтовом отделении для суда считается датой подачи жалобы. Это позволило бы, как минимум, продлить арест участка. За это время, вполне возможно, суд удовлетворил бы другую жалобу: Василий Кунцевич подал апелляцию на отказ о включении его в процесс третьим лицом. А там, чем черт не шутит, может, суд бы и поменял решение по существу! Но все было возможным лишь при условии, что Рослесхоз хотел бы победить. Увы, есть серьезные основания считать, что это не так. Потому что апелляция Рослесхоза была подана на 1 день (!) позже срока.

«15 июля мы специально уточнили в Департаменте, подана ли апелляция. Нам подтвердили, что она отправлена с соблюдением сроков. Однако впоследствии, когда в наших краях появился супруг собственницы Евгений Виреховский, он тряс вступившим в законную силу судебным решением, и дата на штампе была 16 июля. Обычно суды не ставят штамп на следующий день, ждут, не придет ли что-то по почте, но тут суд был почему-то уверен, что по почте ничего вовремя им не придет, – рассказывает Василий Кунцевич. – Мы начали звонить в суд, дозвонились до Департамента и в итоге выяснили, что истец отправил апелляцию на день позже. Мы считаем, что Департамент Рослесхоза отправил апелляционную жалобу с опозданием намеренно, т.е. «слил» дело. Доказать, к сожалению, не можем».

Сейчас остается последняя надежда – на апелляцию Кунцевича. Если Ленинградский областной суд сочтет, что он-таки имел право участвовать в деле (которое уже проиграно), то это будет основанием требовать отменить решение от 10 июня и возобновить процесс. Но не абсурд ли, что граждане должны бороться с государством за право защищать его же имущество?

Статья опубликована на сайте природоохранной организации «Беллона»

 

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>