ЛЕС РУБЯТ ПОД НЕНУЖНЫЙ ПОРТ

Плывите отсюда

Такой консолидации протестных усилий в прибрежных районах Ленинградской области не наблюдалось давно: 24 июля в администрации г. Приморска пройдут общественные слушания по проекту ООО «Приморский универсально-погрузочный комплекс». Пока жители собирают средства на экологическую экспертизу, сплошную рубку леса начали с одобрения Путина.

Новый порт предстоит разместить на 760 гектарах берега Финского залива, между поселками Карасёвка и Ермилово. Проектируемая пропускная способность — 1740 вагонов в день. Это означает, что мимо домов жителей окрестных поселков 24 часа в сутки 7 дней в неделю будут идти составы. Во время строительства (согласно проекту) в воздух будут выбрасываться около 30 видов загрязняющих веществ, относящихся разных классам опасности. В том числе оксид и диоксид азота, сера, фториды, формальдегид, марганец, керосин, взвешенные вещества. На строительство уйдет четыре года (с 2019 по 2022-й), за это время в окружающую среду «штатно» попадет почти две тысячи тонн вредных веществ.

Перспективный план промышленной застройки берега залива

Эта апокалиптическая картина (так воспринимают проект жители Приморска и соседних поселков), судя по всему, уже согласована на высшем уровне, и общественные обсуждения — лишь формальность. В декабре 2018 г. ООО «Приморский УПК» появилось на схеме территориального планирования Ленинградской области как новый транспортный объект федерального уровня. УПК включен во всевозможные федеральные программы: на строительство железнодорожной инфраструктуры предусмотрено два миллиарда рублей из бюджета. Обещаны и другие преференции — вывод участков из лесного фонда, чтобы застройщику не нужно было платить за аренду, обеспечение энергетическими мощностями и т. д.

В феврале 2019 г. в Сочи губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко и руководство Приморского УПК подписали инвестиционное соглашение о строительстве. Дрозденко письменно попросил Владимира Путина ускорить строительство подъездных путей к будущему порту. Вопрос был решен положительно, уже в апреле на берегу залива началась сплошная рубка леса.


Тот щекотливый момент, что лес вырубили задолго до экспертизы проекта, обошли красиво: это была просто «заготовка древесины», которая «не имела никакого отношения» к будущему порту.


Просто так совпало, что строить будут именно здесь.

Действительно, в январе губернатор подписал распоряжение о предоставлении Приморскому УПК 233 га лесного фонда в аренду на 49 лет для заготовки древесины (зная, что уже через год никакого лесного фонда здесь не будет). Спустя неделю к ним добавились еще 32 гектара, а в феврале в отношении всех 265 гектаров был заключен еще один договор аренды, уже «с целью строительства линейных объектов». Очевидно, что под этими объектами подразумевалась железнодорожная инфраструктура.

Однако в ответе Комитета по природным ресурсам, полученном «Новой» в июне, не было ни слова о порте. Об ООО «Приморский УПК» сообщалось как о мирном лесном арендаторе. И лишь в конце июня, когда жителям наконец показали проект, оказалось, что точно на месте вырубаемых 265 гектаров расположена будущая промышленная площадка. Более того, в поруб попала санитарно-защитная зона уже имеющегося терминала.

В начале года жители сфотографировали в администрации Приморска схему: не только весь берег от Приморска до Ермилово, но и расположенные к юго-востоку от них Желтая бухта, мыс Кюренниеми и полностью (!) берега Высокинского озера были закрашены в темно-серый цвет — как будущая промзона. Добавим, что Желтая бухта была зарезервирована под расширение портовых терминалов и в предыдущей схеме терпланирования Ленобласти (2012 г.). Притом что и бухта, и мыс, и озеро — популярнейшие курортные места.

Вырубка леса на берегу залива

Представленный проект Приморского УПК эти планы вроде бы опровергает: перечисленные объекты в зону порта не входят. Но весной на берегу Высокинского озера был обнаружен информщит, на котором от имени некоего ООО «Форт» территория объявлялась «частной собственностью» (что невозможно по закону. — Ред.) и запрещались «проезд и нахождение» на ней. Для убедительности дороги в сторону озера были перекопаны тяжелой техникой. На сайте «Форта» сказано, что компания занимается «судостроением и промышленным строительством».

В июне от жителей пришло сообщение, что рубят и в районе Высокинского: они сфотографировали лесовозы. На вопрос «Новой», входит ли озеро в зону строительства терминала, в Комитете по природным ресурсам ответили, что «территория озера Высокинского не относится к землям лесного фонда» и комитет «не полномочен» рассматривать связанные с ним вопросы. Действительно, берега озера — это так называемые оборонные леса, принадлежащие Министерству обороны. Но само озеро относится к водному фонду, и за него в нашем регионе отвечает комитет!

Что до мыса Кюренниеми, то зампредседателя комитета Спартак Чхетия сообщил лишь, что девять гектаров леса в его лесном квартале предоставлены в аренду некоему ООО «Орион», причем тоже «для строительства линейных объектов». Договор заключен тогда же, когда и с Приморским УПК: в конце января 2019 года. Если это и совпадение, то их слишком много. И нельзя исключать, что и Высокинское озеро, и Желтая бухта определены под заклание следующей очередью проекта, о которой жителям пока не сочли нужным поведать. Во всяком случае на публичной кадастровой карте 172 гектара леса в Желтой бухте по-прежнему значатся как «участок, предназначенный для строительства и эксплуатации специализированного порта».

Возникает резонный вопрос: для чего вырубаются сотни гектаров берегового леса, намываются участки, для чего тратятся средства федерального бюджета? Если верить официальной информации, все затеяно ради «стратегии переориентации российских внешнеторговых грузов из морских портов Прибалтики в морские порты РФ». Дело хорошее, но


загвоздка в том, что даже существующие в регионе порты на данный момент недозагружены.


Согласно материалам «Программы развития транспортной системы Санкт-Петербурга и Ленинградской области на период до 2020 года» «ухудшение экономической ситуации и введение санкций привело к недозагруженности мощностей портовых терминалов. На начало 2016 года профицит портовых мощностей составил 67,5 млн тонн, в том числе по сухогрузам — 33 млн тонн, по наливным грузам — 34,5 млн тонн».

Здесь уместно вспомнить, каким конфузом обернулась попытка заработать на экспорте нефтепродуктов при строительстве через леса Карельского перешейка новой железной дороги Лосево — Каменногорск. Трасса, стоившая бюджету 122 млрд рублей (!), с момента завершения строительства (2016–2017 гг.) функционирует чисто символически. Заявленных объемов грузоперевозок нет и в помине. Проект создавался в 2006-м, на максимуме цен на нефть, а за истекшие десять лет объем экспорта снизился вдвое. Кстати, в обоснование проекта выдвигалась стратегическая задача «по переносу грузового движения к портам Финского залива». Ненужную дорогу построили, а теперь строят ненужный порт?


Кстати

По данным ЕГРП, главными акционерами ООО «Приморский УПК» являются физические лица — Илья Трабер и Рамис Дебердеев (по 26%), и еще по 16% находится у граждан Владимира Даниленко, Сергея Пупко и Артема Бегуна.


Разработчики признают, что в районе будущего порта произрастает 21 вид растений, занесенных в Красные книги РФ и Ленинградской области. Однако сколько из них приходится на зону строительства, в материалах «Оценки воздействия на окружающую среду» (ОВОС) не указано. Так как часть берега уже вырублена, судьба краснокнижников представляется незавидной. Всего в двух километрах от Приморска находится заказник «Березовые острова». У этой территории масса международных охранных статусов от Рамсарской, Хельсинкской и Бернской конвенций. Как повлияет стройка века на гнездящиеся там десятки видов птиц и исчезающий подвид балтийской кольчатой нерпы, проектанты умалчивают. Напомним, что значительная часть российского побережья Балтики (которое и без того невелико) уже вовлечена в хозяйственную деятельность, застроена и используется под портовые сооружения (Бронка, Большой порт Санкт-Петербурга, Усть-Луга, Высоцк, Приморск). Это существенно повышает ценность немногих еще сохранившихся приморских природных сообществ.

Схема будущего порта из проекта ООО "Приморский УПК"

При этом авторы проекта грозят, что территория понесет урон в том случае, если проект, напротив, не будет реализован! Согласно материалам, продвигающим их проект, «при отказе от реализации строительства Приморского УПК не произойдет увеличения занятости местного населения (за счет дополнительных рабочих мест), продолжится постепенный упадок железнодорожного сообщения с областью, не будет побуждения к развитию транспортной инфраструктуры в Северо-Западном регионе России, экономики Ленинградской области и Российской Федерации в целом, обороноспособности, внешней торговли».

Но, похоже, жители и дачники, у которых под окнами будут гонять составы с углем, с такой оценкой не согласны. Люди массово отправляют письма во все инстанции, подписывают петиции, собирают подписи под обращением к Путину (который и дал стройке зеленый свет): «Мы хотим дышать чистым воздухом, а не угольной пылью, купаться в чистой воде залива и озер, мы хотим, чтобы наши дети росли здоровыми».


Анастасия Филиппова, эксперт РОО «Новый экологический проект»:

— Нужна комплексная оценка проекта. А пока мы видим типичную историю, когда чье-то «хочу порт» получило административную поддержку. На вопросы — насколько еще один порт необходим региону и стране (в СПб и Ленинградской области их уже пять!), что он принесет территории, что отнимет, как повлияет на окружающую среду и на население — ответов нет.

Порт хотят строить рядом с населенными пунктами. Но ОВОС, по моим ощущениям, выполнена некачественно и на скорую руку. Там полно противоречий. Например, в одном месте разработчики указывают, что «строительство портов, а затем и их эксплуатация не может не сказаться на окружающих природных комплексах», а в другом утверждают, что «изменения в растительном покрове, которые неизбежны при строительных работах, носят локальный характер и не влияют на общий фон биоразнообразия прилегающих территорий». Много слов написано про птиц и морских млекопитающих. При этом не прописано, как же все-таки на них повлияет строительство».

Схема застройки залива и озера Высокинского из Постановления Правительства ЛО от 2011 г.

Анна Доронина, кандидат биологических наук:

— То, что нет информации о растительном и животном мире данного участка, полученной по результатам инженерно-экологических изысканий, — грубейшее нарушение Градостроительного кодекса РФ (статья 47). Разработчик указывает, что в рамках изысканий еще только «будет подробно исследована территория присоединяемых земельных участков». Но именно инженерно-экологические изыскания должны были лечь в основу ОВОС».

Павел Моисеев, юрист «Беллоны»:

«Текст проекта полон нестыковок и недомолвок. Например, в разделе 5.6 сказано, что «прямое воздействие на природные комплексы и объекты существующих и планируемых к созданию ООПТ при реализации проектируемого объекта не ожидается».

Мало того, что это в принципе очень смелое утверждение, так ниже оно еще и опровергается: «При проведении строительных работ на земельных участках, испрашиваемых в постоянное пользование, будет происходить прямое уничтожение животных (почвенная фауна), которые в подавляющем большинстве не способны к сколько-нибудь активному перемещению и поэтому на участках, подвергшихся разного рода воздействиям, обычно полностью гибнут». В разделе 5.8.2 («Животный мир») разработчики честно признают, что «возможны (…) разрушение естественной среды обитания сухопутных организмов, гибель отдельных организмов, влияние временного повышения концентрации загрязняющих веществ в атмосфере» (лист 93).

Но, увы, проблеск правды на этом заканчивается. На том же листе нам сообщают, что «при выполнении строительно-монтажных работ с соблюдением проектных природоохранных мероприятий, представленных в п. 6.7 данного тома, негативные воздействия на растительный и животный мир будут незначительными и к необратимым последствиям не приведут». После пугающих слов о полном сведении леса («Проектными решениями принята организация перевода земельного участка категории «земли лесного фонда», площадью ориентировочно 750 га в постоянное пользование. При реализации проекта растительный покров на этих участках будет большей частью уничтожен»), авторы проекта бодро заявляют, что на биоразнообразие флоры это не повлияет: «Изменения в растительном покрове, которые неизбежны при строительных работах, носят локальный характер и не влияют на общий фон биоразнообразия прилегающих территорий» (лист 84, раздел 5.8.1. «Растительный мир»).

В материалах проекта присутствуют «умные» птицы, которые заранее облетают район проведения работ: «Несмотря на то, что объект проведения работ расположен в непосредственной близости от основных маршрутов миграций, основная масса птиц, следующая Беломоро-Балтийским миграционным путем, летит над акваторией залива южнее, западнее и восточнее» (лист 86), а также такой гениальный способ уменьшения вредного воздействия на животный мир, как «выполнение визуального контроля за орнитофауной и морскими млекопитающими» (лист 88). Возможный ущерб рыбным ресурсам – не проблема, ведь его можно компенсировать деньгами: «В качестве мероприятий по устранению негативных воздействий и не предотвращаемого ущерба водным биологическим ресурсам и среде их обитания в результате строительных работ, предусматривается выплата компенсационных средств на возобновление биологических ресурсов соразмерно потерям рыбных запасов» (лист 6.7, лист 170). При том, что уже на следующем листе говорится, что «весь ущерб носит постоянный характер» (лист 171). Как же можно его компенсировать?

В результате всего перечисленного почему-то делается вывод, что все хорошо и строить можно. Разработчики уверены, что «при соблюдении природоохранных мероприятий и предлагаемых технологий смягчения воздействий совокупное воздействие на окружающую среду будет в пределах допустимых норм. Реализация намечаемой деятельности допустима с экологической точки зрения» [лист 171-172]». Это противоречит информации в разделе 7.2 («Аварийные ситуации в период проведения строительных работ»), где перечислены опасные последствия возможного пожара, взрыва или разлива нефтепродуктов. Авторы сами сообщают, что «ближайшими ООПТ к объекту проектирования являются: Государственный природный заказник «Березовые острова» регионального значения (4,3 км) и Государственный природный заказник «Выборгский» регионального значения (9 км)».

Несложно догадаться, что последствия пожара, взрыва или разлива нефтепродуктов по акватории для флоры и фауны этих ООПТ будут весьма и весьма серьезными!»

P.S. – Взаимоотношения «Приморского УПК», ООО «Форт» и госструктур несколько сложнее, чем может показаться на первый взгляд. В 2012 году именно «Форт» формально помешал началу реализации проекта нового портового района «Высокинский», под который «отписали» огромный участок 3,6 тыс. га Сергей Иванов в 2008 году и Игорь Сечин в 2010 году. Точнее, портовым планам помешала банальная коррупция. Управление Росимущества по Ленинградской области в 2011 году организовало спешную приватизацию участка по льготной цене в пользу ООО «Форт» (через «прокладочную» организацию). Делом занялась прокуратура, процесс регистрации был временно приостановлен. Но сейчас, похоже, отношения между застройщиками порта и похитителями земли нормализовались. Точнее, они попросту «слились» в одно. Во всяком случае, по информации СМИ, главный акционер ООО «Приморский УПК» Илья Трабер связан и с собственниками ООО «Форт».

Компиляция из статей «Новой Газеты. СПб» и «Беллоны»

https://bellona.ru/2019/07/09/primorsk-port/

http://novayagazeta.spb.ru/articles/12212/

Запись опубликована в рубрике Главная, С-Петербург и область. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.