ФАЛЬСИФИКАЦИИ КАК ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОДУКТ

Я работал наблюдателем на столичном избирательном участке № 83, который «прославился» тем, что отчитался о результатах президентских выборов ПОСЛЕДНИМ в Российской Федерации, т.е. к шести часам вечера 5-го марта. Думаю, гражданам страны будет интересно узнать, по каким причинам это случилось.

_

83-й участок расположен на Пресне, в здании школы по адресу Большой Козихинский переулок, 5. Я был направлен сюда партией «ЯБЛОКО» и
кандидатом в депутаты муниципального собрания по району «Пресненский» Еленой Ткач – лидером общественного движения «Коалиция в защиту Москвы».

Участок, по мнению Елены, был крайне проблемным. Во-первых, подавляющее большинство членов здешней избирательной комиссии являлись сотрудниками
управляющих компаний ООО «ДЭЗ ПРЕСНЕНСКИЙ» и ООО «ЭЖНФ», тесно связанных с городскими властями и партией «Единая Россия». Во-вторых, кандидатом по муниципальному списку тут числился Юрий Долгачёв – член партии «Единая Россия» и непосредственный собственник (!) этих управляющих компаний. Заявление Елены Ткач о прямой служебной и материальной зависимости членов УИК от кандидата Долгачёва, поданное за месяц до выборов, ТИК проигнорировал, сославшись на то, что оно «было  утеряно»(!).

Торжество демократии

4 марта, 7.50 утра. Я вручаю председателю УИК № 83 Ольшевич Людмиле Георгиевне свои документы и допускаюсь к работе, т.е. присоединяюсь к десятку
других наблюдателей, разместившихся на узкой металлической скамье в зале для
голосования. Слева от нас находятся столы членов избирательной комиссии, справа
- две прозрачные стационарные урны и три пластиковых чемоданчика для граждан,
голосующих на дому. Под потолком красуются новенькие веб-камеры. Урны и чемоданчики торжественно опечатываются, выборы объявляются начавшимися.

_

8.00. Пока всё идёт образцово-показательно. Люди получают бюллетени, заполняют и опускают в урны. Прибывают делегаты ПАСЕ со съёмочной группой, задают вопросы председателю и членам УИК. Среди голосующих замечен Вячеслав Володин – бывший руководитель путинского аппарата, а ныне первый зам
руководителя администрации президента.

Появление Володина внушает наблюдателям определённый оптимизм. Мы приходим к мнению, что на участке, где голосуют госчиновники такого ранга, власть вряд ли решится на грубые фальсификации вроде вбросов, «каруселей», удаления наблюдателей и прочих административных фокусов. К сожалению, наш оптимизм был недолгим.

Привет из Хотькова и фокусы с участками

11.00. Появляются группы граждан, голосующих по открепительным удостоверениям. Они входят по 3-5 человек и кучкуются возле самого
дальнего стола УИК, выделенного для этих целей. Вид у всех явно немосковский. Я
заглядываю в книгу, куда вписывают их данные. В графе «место жительства»
значится Хотьково – городок Сергиево-Посадского района, расположенный в 60
километрах от Москвы.

Я спрашиваю: какая вам нужда голосовать в Москве по открепительным, да ещё в выходной день, если вы могли спокойно сделать это дома без всяких открепительных?! Они смущаются, молча всовывают в урну бюллетени и поспешно удаляются. К 11.45 из 200 избирателей примерно полсотни проголосовали по открепительным. Это много.

12.00. Народу прибывает и вскоре весь зал для голосования оказывается забит  местными жителями. Они толпятся вдоль столов, пытаясь сорганизоваться в длинную очередь. Многие досадливо машут рукой и уходят, не проголосовав.

Кто-то высказывает претензии председателю УИК. Людмила Георгиевна поясняет: перед президентскими выборами решением Управы и ТИК многие участки «слили» с соседними и, как следствие, количество избирателей выросло в разы. А площадь помещений для голосования уменьшили вдвое. Примите извинения.

Многие жители, отстояв очередь, не обнаруживают себя в книгах избирателей. Они возмущаются и вновь задают вопросы Людмиле Георгиевне. Она вновь поясняет: границы участков были «перенарезаны» и десятки окрестных домов теперь отнесены к другим избирательным участкам. Например, к 78-му, находящемуся в
Малом Кисловском переулке, что в двух километрах отсюда. Примите извинения.

_

Большинство граждан, особенно пожилых, узнав про перспективу топать в Малый Кисловский и прочие отдалённые места, чертыхаются и заявляют, что больше никуда не пойдут. Наблюдатели, опросив разгневанных людей, пишут соответствующую жалобу на имя председателя ТИК.

_

_

По моим прикидкам, к 13.00 число избирателей, отказавшихся голосовать из-за толчеи в зале и проблемы с таинственной реорганизацией участков, составляло свыше ста человек.

Только не за Долгачёва!

13.00.  Совместным решением наблюдателей я отправляюсь сопровождать один из переносных чемоданчиков для голосования. С этими чемоданчиками члены УИК приходят на квартиру к избирателям, не могущим проголосовать самостоятельно – престарелым, больным и инвалидам.

Большинство таких избирателей – люди общительные. Свой выбор они, как правило, комментируют вслух. Их предпочтения по президентскому списку делятся
примерно поровну между Зюгановым, Путиным и, как ни удивительно, Прохоровым.

Что касается голосования муниципального, где в бюллетене нужно отметить до трёх кандидатур, их мнение таково: «Только не за Долгачёва!» Они уверены, что кандидат Долгачёв, совместно со своей матушкой госпожой Выприцкой монопольно владеющий предприятиями местного ЖКХ, справляется со своими обязанностями крайне плохо: заселил подвалы и пустующие здания гастарбайтерами, размещает прямо под окнами жителей мусорные площадки, тайком ставит на чердаках мощные излучатели сотовых и прочих компаний, накручивает коммунальные платежи и т.п.

17.00. Обойдя все квартиры по списку, мы возвращаемся на участок и вплоть до окончания голосования наблюдаем ту же картину, что и днём: дикая толчея и периодическое возмущение граждан, не обнаруживших себя в избирательных книгах. И монотонный голос председателя УИК госпожи Ольшевич, рассказывающей про реорганизацию участков, проведённую ТИКом и Управой района между парламентскими и  президентскими выборами.

_

Первый сюрприз от председателя

20.00. Голосование закончено. Госпожа Ольшевич объявляет, что перед вскрытием урн и подсчётом голосов нужно погасить неиспользованные бюллетени, а её заместитель (и, кстати, родная сестра) Ольшевич Н.Г. выкладывает перед нами пухлую пачку из примерно тысячи пустых бланков, на которых нет ни спецмарок, ни печатей, ни подписей членов УИК. И с  улыбкой поясняет, что на подготовку всех бюллетеней не хватило времени, так как их привезли лишь вечером 3 марта.

Член комиссии от «Справедливой России» Елена Покровская удивляется: как это – вечером?!! Их привезли днём, часов в 12, и времени для подготовки было  предостаточно… Я её спрашиваю: что же помешало? Елена пожимает плечами: все бюллетени, которые были выложены на столы, члены УИК оформили, как следует – наклеили марки, проставили печати и подписи. А эту пачку, видимо, где-то скрывали и вынесли только сейчас. Вопрос – для чего…

Как следствие, вместо своевременного подсчёта голосов мы три с половиной(!) часа лицезреем, как избирательная комиссия оформляет и гасит неиспользованные бюллетени – причём те её члены, кто имеет отношение к ООО УК «ЭЖНФ» (т.е. подавляющее большинство!), делают это нарочито неспешно, с затяжными перерывами на употребление крепкого чая и кофе.

 

_

Особую «прелесть» ситуации добавляют репортажи по радио, в которых сообщается о массовом митинге сторонников Путина на Манежной. Мы узнаём про клич премьера «Мы победили!» и про скупую мужскую слезу, им оброненную. На фоне наших избирательных урн, полных ещё неподсчитанными бюллетенями, эти новости с Манежной кажутся издевательством.

_

Тем временем ряды наблюдателей редеют. Четверо из нас, сославшись на завтрашний понедельник и обязательства перед семьёй и работой, уезжают
домой.

Второй сюрприз от председателя

23.30. После погашения неиспользованных бюллетеней и запечатывания их в конверт, госпожа Ольшевич сообщает о необходимости внести данные
избирателей, голосовавших на дому, в общие избирательные книги.

_

Никто, разумеется, не возражает. Надо – так надо. Тем более, что таковых избирателей всего 61, а членов УИК, работающих с книгами – 13. Мы уверены, что весь процесс займёт не более пятнадцати минут.

Проходит час. Члены УИК что-то медленно пишут и шелестят книгами, при этом постоянно отвлекаясь на затяжные чайно-кофейные паузы и беседы в комнате отдыха. Наблюдатель от газеты «Наш район» Марк интересуется у госпожи Ольшевич, почему элементарная процедура требует столько времени и когда, наконец, комиссия приступит к вскрытию урн и подсчёту голосов?! В ответ председатель заявляет, что работать с книгами они будут ровно столько, сколько потребуется – и точка. Логичный вопрос наблюдателя «Потребуется – кому?!» повисает в воздухе.

Меланхоличное перелистывание книг и регулярные перерывы на кофе и чай  занимают ещё пару бесконечных часов. И лишь в половине третьего ночи(!) председатель УИК наконец-то сообщает, что с избирательными книгами всё в порядке. На этом этапе наблюдатели теряют ещё двух своих товарищей, не выдержавших поздних бдений. Плюс охраняющих УИК полицейских, дружно уснувших в одном из школьных кабинетов.

Третий сюрприз от председателя

2.30. Физиология – вещь упрямая. Человек, проведший без сна почти сутки, да ещё на ногах, соображает плохо. Его реакция замедлена, с концентрацией – проблемы. Особенно это касается наблюдателей. Ведь большинство из нас – обычные люди, пришедшие сюда с искренним желанием защитить честные выборы, но опыта подобной работы не имевшие. Мы весь день добросовестно «мониторили» участок и следили, чтобы не было вбросов. Мы по 5 часов кряду обходили квартиры избирателей, голосующих на дому. В общем, мы честно выложились и к пол-третьему ночи чувствуем себя предельно измотанными. Реальность плывёт, глаза закрываются. Невозможность спать превращается в пытку. И у нас, разумеется, нет таких запасов крепкого кофе, как у многоопытного председателя УИК и её команды.

3.00. В центре зала составляется несколько столов, урны распечатывают, бюллетени высыпают на эту импровизированную площадку. Члены УИК сортируют их и складывают в две большие стопки – «президентскую» и «муниципальную».

_

 

Процесс сортировки занимает примерно час. Лишь в 4 утра(!) наступает время подсчёта президентских бюллетеней. Члены УИК садятся вокруг стола, наблюдатели – чуть поодаль. Госпожа Ольшевич обводит присутствующих сочувственным, почти материнским взглядом: «Время позднее, все устали, поэтому зачитывать буду быстро, без пауз. Готовы? Начали! Путин! Прохоров! Путин! Путин! Путин!…»

По закону председатель УИК ОБЯЗАН демонстрировать наблюдателям и членам комиссии КАЖДЫЙ бюллетень, чтобы они могли лично убедиться в соответствии оглашаемой фамилии и той пометки, которую оставил избиратель. Но Людмила Георгиевна это требование закона игнорирует напрочь. Она быстро и ловко перекладывает бюллетени слева направо, затрачивая на каждый не более двух-трёх секунд: «Путин! Зюганов! Жириновский! Путин! Путин! Путин!…»

Наблюдатели, конечно же, понимают, что при таком «методе» подсчёта голосов председатель полностью бесконтрольна. И что она, если захочет, может легко «ошибиться» и назвать фамилию совсем не ту, которая отмечена в бюллетене. Но, с
другой стороны, бюллетеней в стопке – около 2 тысяч, а бороться со сном всё сложнее. Некоторые наблюдатели давно «клюют» носом, некоторых приходится периодически будить, чтоб не свалились со стула. Один из нас, Марк, тем не менее находит силы и встаёт за спиной госпожи Ольшевич, чтобы проконтролировать её
добросовестность. С этого момента её речь разительно меняется. Имя Путина
звучит намного реже, а имена других кандидатов – чаще: «Прохоров, Зюганов,
Путин, Прохоров, Жириновский…»

В таком полусогнутом положении Марк выдерживает минут сорок, затем  возвращается на место. И наблюдатели снова слышат знакомое: «Путин, Зюганов, Прохоров, Путин, Путин, Путин.…» Сейчас, задним числом, я виню себя, что мы заранее не распределили силы и функции так, чтобы ни секунды не оставлять председателя УИК наедине с бюллетенями. Сказались усталость и элементарное отсутствие опыта. Большинство из нас были заняты тем, что дисциплинированно проставляли палочки в своих листках для подсчёта голосов, едва успевая за скороговоркой Людмилы Георгиевны (этим, кстати, объясняется и отсутствие фото).

6.00. Оглашение и подсчёт президентских бюллетеней закончены. После чего ряды наблюдателей тают катастрофически – многие просто ломаются и уезжают домой отсыпаться. До подсчёта муниципальных бюллетений «доживают» лишь трое наблюдателей – Марк, я и одна бойкая дама, наблюдатель от «Единой России». Лично моё состояние в этом момент можно назвать жалким – чтобы не уснуть прямо на стуле, я периодически стучу себя кулаком по лбу. Состояние Марка схожее. У дамы из «Единой России» вид заметно бодрее, поскольку она допущена к неисчерпаемым кофейным ресурсам председателя УИК.

Процедура оглашения и подсчёта муниципальных бюллетеней в исполнении госпожи Ольшевич аналогична процедуре оглашения и подсчёта бюллетеней президентских. Та же блеклая скороговорка, те же ловкие манипуляции с бюллетенями и то же подавляющее преимущество одного кандидата над другими –
но если раньше это был Путин, то сейчас это единоросс Долгачёв, владелец
районных предприятий ЖКХ и прямой работодатель почти всех членов УИК №83. В
каждом муниципальном бюллетене избиратели отмечали по три фамилии. Людмила Георгиевна, соответственно, зачитывает: «Долгачёв, Климентьев, Соловьёва… Галаган, Долгачёв, Денисенко… Ткач, Долгачёв, Хрущ… Долгачёв, Безукладничний, Галаган… Ткач, Соловьёва, Долгачёв…»

Я понимаю, что происходит явная фальсификация. Ведь избиратели района «Пресненский», проголосовавшие за моего кандидата Елену Ткач, не могли в одном и том же бюллетене проголосовать и за её «заклятого» оппонента единоросса Долгачёва, с которым Елена конфликтует по большинству вопросов местной жизни. Но как, спрашивается, остановить госпожу Ольшевич, с пулемётной скоростью диктующую своё: «Долгачёв, Ткач, Хрущ… Соловьёва, Долгачёв, Денисенко… Долгачёв… Долгачёв… Долгачёв…»?

Последний сюрприз от председателя

9.00. Оглашение и подсчёт муниципальных бюллетеней окончен. Предварительные
цифры, которые меня интересуют больше всего, таковы: за Елену Ткач – 452
голоса, за Юрия Долгачёва – 516. Мы созваниваемся с Еленой, обсуждаем ситуацию.
Она говорит, что цифры явно дутые, так как на других участках, где подсчёт
закончился намного раньше и действия председателей УИК наблюдателям удалось
проконтролировать жёстче, Долгачёв выше четвёртого места не поднялся.

9.45. На участок приезжают доверенные лица Елены – её муж Роман Ткач, наблюдатель от «Яблока», и Игорь Мангушев, член соседней УИК-84. Я пишу заявление на имя председателя  с требованием пересчёта голосов по муниципальным спискам. Госпожа Ольшевич реагирует на это заявление крайне бурно. С криком «Не будет вам никакого пересчёта!» она запирается в своём кабинете.

11.00. Мы вызываем полицейских и объясняем, что председатель УИК нарушает закон. Пока общаемся с полицией, вдруг замечаем госпожу Ольшевич, стремительно покидающую здание школы через чёрный ход с сумкой, наполненной бюллетенями(!). Мы пытаемся её догнать, но председателя поджидает машина, которая тут же срывается с места. На наших глазах происходит фактическое хищение важнейших выборных документов, а увеличенные протоколы выборов, висящие на стене в УИК, так и остаются незаполненными. Что, кстати, также является грубейшим нарушением закона.

 

__

12.00. Роман Ткач едет с жалобой в ТИК, Игорь Мангушев остаётся у входа в УИК на случай, если блудная председательша всё-таки вернётся. На место происшествия прибывают кандидат в депутаты Елена Ткач и участковый УВД по району «Пресненский» Дмитрий Медведев. Елена просит участкового составить протокол об исчезновении председателя УИК-83 и краже ею бюллетеней. В этот момент вдруг появляется сама Людмила Георгиевна и возвращает бюллетени на место. Вид у неё подавленный, лицо – в красных пятнах. Скорее всего, она успела пообщаться с представителями ТИК и те ей объяснили, что её действия – стопроцентная уголовщина.

Елена Ткач требует пересчитать муниципальные бюллетени. Госпожа Ольшевич обречённо соглашается. При пересчёте выясняется, что за кандидата Ткач было подано 702 голоса, за кандидата Долгачёва – 266. То есть при первоначальном подсчёте усилиями председателя УИК кандидату Долгачёву было приписано 250(!) голосов избирателей, мошеннически отнятых у кандидата Ткач. В итоге депутатом муниципального собрания всё-таки становится Елена.

15.00. Заполняется новый, честный протокол и вместе с остальными документами отвозится в ТИК. Добиваться пересчёта голосов по президентским бюллетеням у нас уже нет ни физических, ни моральных сил. Данные по УИК-83 г. Москвы были введены в систему «ГАС-Выборы» около 18.00 5 марта, т.е. ПОСЛЕДНИМИ среди всех избиркомов Российской Федерации. Хотелось бы особо подчеркнуть, что всё описанное происходило в самом центре столицы России. Можно представить, что творилось в других наших городах и губерниях.

Моё мнение как наблюдателя и гражданина

Отработав наблюдателем на выборах 5-го марта, считаю своим долгом заявить, что они не были ни честными, ни справедливыми. Я считаю, что при их подготовке и проведении властями РФ – как федеральными, так и городскими – были допущены грубейшие нарушения избирательных прав граждан, направленные на прямую фальсификацию их волеизъявления. Вот эти нарушения:

1. По явно надуманным основаниям был снят с выборов сопредседатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский, один из лидеров системной оппозиции. Во время избирательной кампании велась массированная и ежедневная агитация за одного кандидата в президенты – Владимира Путина, причём велась за государственный счёт и с использованием государственных СМИ. Основной упор был сделан на так называемую «косвенную» агитацию, формально к выборам не относящуюся – демонстрацию телефильмов и информационных сюжетов о деятельности Путина как президента и премьер-министра, носящих исключительно хвалебный характер. Эти материалы, показываемые в прайм-тайм, занимали на порядок больше эфирного времени, чем официальные выборные ролики других кандидатов, и являлись типичным примером недобросовестной политической конкуренции.

2. После парламентских выборов, когда стало очевидным резкое падение популярности Владимира Путина в крупных городах, власти пошли на ряд административных уловок, призванных понизить процент явки на выборах протестного населения мегаполисов (на языке политтехнологов это называется – «сбить явку»). С этой целью была экстренно проведена реорганизация большинства избирательных участков (объединение нескольких в один, «перенарезка» их границ и т.п.), затруднившая или сделавшая невозможным волеизъявление  значительного числа горожан. Судя по количеству неиспользованных бюллетеней, погашенных на столичных избирательных участках, только в Москве количество таких вынужденных «неголосований» исчисляется сотнями тысяч.

3. Наряду с созданием препятствий для нормального волеизъявления избирателей, в крупных городах властями была реализована программа т.н. «мягкой нейтрализации» наблюдателей. Если во время выборов 4 декабря неудобных наблюдателей, мешающих фальсификациям, просто силой изгоняли с участков, то 4 марта на вооружение была принята тактика максимального затягивания времени с помощью различных приёмов (многочасовые «дооформления» бюллетеней, избирательных книг и т.п.) с целью взять наблюдателей измором и вынудить их покинуть участок ещё до начала подсчёта голосов. Например, в большинстве УИКов Москвы процесс подсчёта голосов начинался лишь глубокой ночью и завершался под утро, что открывало широкие возможности для  фальсификаций и подтасовок со стороны председателей и членов УИК – наподобие тех, что произошли в УИК-83 района «Пресненский».

Очевидно, что речь идёт о хорошо продуманной и спланированной СИСТЕМЕ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ, в деятельность которой вовлечены все уровни власти РФ сверху донизу. Очевидно также, что эта система постоянно совершенствуется, а в её арсенале появляются всё более сложные технологии и «инновационные продукты», позволяющие придать процессу массового обмана граждан и узурпации власти внешне законный и легитимный вид.

Существование такой системы, её стремительное усиление в последние месяцы наносят огромный ущерб российскому обществу и российской государственности. Ведь честные выборы – это важнейший механизм обратной связи между народом и властью, залог стабильного и полнокровного развития страны. Слом этого механизма и фактическое блокирование объективной информации, поступающей «наверх» через свободное волеизъявление граждан, ведут к изоляции власти от
народа, к принятию ею всё более «хромающих» и неадекватных решений. Подобная
«политика», как известно, неизбежно заканчивается полномасштабным крахом. Многие из нас родились и жили в стране, власти которой так же презирали и подтасовывали волю людей. Она называлась СССР.

Сергей МЕНЖЕРИЦКИЙ

 

Запись опубликована в рубрике Главная. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: ФАЛЬСИФИКАЦИИ КАК ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОДУКТ

  1. макс говорит:

    Все верно. Свердловская обл. уч.№1956 голосовал по открепительному во второй половине дня. Был занесен в журнал откр. уд. на странице №8 ВОСЕМНАДЦАТЫМ В СТРОКЕ!!! ПРОГОЛОСОВАВШИМ ПО ОТКРЕП. УД.. Данные по участкам появились только 13 марта, где Я с удивлением увидел, что всего по открепительным проголосовало 13 человек. Эти твари забыли семнадцатый год, но скоро думаю им придется напомнить.